Молодые годы короля Генриха IV. Зрелые годы короля Генриха IV (комплект из 4 книг) Генрих Манн

У нас вы можете скачать книгу Молодые годы короля Генриха IV. Зрелые годы короля Генриха IV (комплект из 4 книг) Генрих Манн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Пошуметь они любили, но неизменно сохраняли трезвость суждений. И сражались храбро, не забывая в то же время о своей выгоде. Когда родился на свет его внук Генрих, дед постарался, чтобы это произошло в замке По, и только по его требованию дочери Жанне пришлось на сносях совершить путешествие.

Едва мальчик родился, как старик дал ему понюхать местное вино, и, когда дитя качнуло головкой, признал в нем свою плоть и кровь и тут же натёр ему губы чесноком.

Так, после двух мальчиков, которым не суждено было выжить, этот все-таки уцелел, поэтому старик завещал дочери все свои владения и свой титул. Теперь Жанна стала королевой Наваррской. Её супруг, Антуан Бурбон, командовал войсками французского короля, так как состоял с ним в дальнем родстве и был его генералом. Большую часть времени он проводил в походах. Жанна страстно его любила, пока он не начал домогаться других женщин; однако она никогда не возлагала на него особых надежд, к тому же ему было суждено рано умереть.

Её притязания шли гораздо дальше того, о чем мог мечтать он: У ныне царствующего короля Франции из дома Валуа оставалось ещё четыре сына, поэтому, побочная ветвь Бурбонов едва ли могла рассчитывать получить власть в скором будущем. Однако Жанна дерзко предрекла сыну своему Генриху самую необыкновенную судьбу, о чем позднее вспоминали с удивлением; должно быть, она имела дар ясновидения.

Но ею руководило только честолюбие, эта страсть выковала в столь хрупкой женщине несгибаемую волю, и это наследие, которое она оставила сыну, немалым грузом легло на его судьбу.

Едва мальчик к ней вернулся, как Жанна прежде всего стала преподавать ему историю их дома. Она не замечала, что он все время жмётся к хорошенькой фрейлине или, как в Пиренеях, босиком выбегает играть на улицу, влекомый любопытством к девочкам, этим столь загадочным для него созданиям.

Но Жанна не видела действительной жизни, она жила мечтами, как это бывает у слабогрудых женщин. Королева сидела в своих покоях, одной рукой обхватив Генриха, который охотнее резвился бы, как козлёнок, другой прижимая к себе его сестричку Екатерину. Жанна нежно склоняла голову с тускло-пепельными волосами между головками обоих детей. Лицо у неё было тонко очерченное, узкое, бледное, брови страдальчески хмурились над тёмными глазами, лоб уже прорезали первые морщины, и углы рта слегка опустились.

Я хочу прибавить к ней испанскую часть Наварры. Оттого что я тебя люблю! А она пролила невольные слезы, они текли на её полуобнажённую грудь, к которой, словно желая утешить мать, прижался маленький сын. Ну, уж я-то ни за что не стану! Несколько времени спустя королева перешла в протестантскую веру.

Это было немаловажное событие, и оно отозвалось не только на её маленькой стране, которую она по мере сил старалась сделать протестантской; оно усилило боевой дух и влияние новой религии повсюду. Но сделала это Жанна по той причине, что её супруг Антуан и при дворе и в походах брал себе все новых любовниц. И так как он был сначала протестантом, а потом, по слабости характера, снова вернулся в лоно католической церкви, то она сделала наоборот.

Может быть, она переменила веру и из подлинного благочестия, но главное, чтобы бросить вызов своему вероломному супругу, двору в Париже, всем, кто обижал её или становился поперёк дороги.

Когда, наконец, наступило время отъезда в Париж, обняла Жанна своего сына и сказала: Ибо мы отправляемся в город, где почти все — враги нашей веры и наши.

Никогда не забывай об этом! Тебе уже семь лет, и ты вошёл в разум. Помнишь ли, как однажды мы уже являлись ко двору? Ты был тогда совсем крошка и, пожалуй, забыл. А отец твой, может быть, и вспомнил бы, да слишком у него память коротка и слишком многое он порастерял из того, что было когда-то. Он спросил тебя, хочешь ли ты быть его сыном. Ты же указал на своего отца и говоришь: Тогда покойный король спросил, хотел ли бы ты стать его зятем. Я тебе к тому говорю, чтобы ты им не очень-то верил и был начеку.

Она дитя, как и ты, и ещё не может ненавидеть и преследовать истинную веру. Впрочем, я не думаю, чтобы ты женился на Маргарите Валуа.

Лицо матери вдруг изменилось при упоминании о королеве Франции. Мальчик испугался, и его фантазия получила как бы внезапный толчок. Он увидел ужасающую, нечеловеческую морду, когтистую лапу, здоровенную клюку и спросил: Смотри, сын мой, обо всем этом ни единому человеку ни слова. В ту минуту мальчик был поглощён своими видениями и не допускал, что может когда-либо позабыть и эти видения и слова своей матери. Вот первое, что Генрих узнал от своей матери о Екатерине Медичи.

Затем они в самом деле пустились в путь. Впереди, в большой старой обтянутой кожей карете ехали воспитатель принца Ла Гошери, два пастора и несколько слуг. За каретой скакали шесть вооружённых дворян — все протестанты — и следовала обитая алым бархатом карета королевы, где сидела Жанна с обоими детьми и тремя придворными дамами.

В начале путешествия все было ещё как дома — язык, лица, местность, пища. Генрих и его сестричка Екатерина переговаривались через окно с деревенскими ребятами, то и дело бежавшими рядом с каретой.

По причине июльской жары окна экипажей были закрыты. Несколько раз ночевали ещё в своей стране, останавливались и в Нераке, второй резиденции. Вечером собиралось все протестантское население, пасторы говорили проповеди, народ пел псалмы. Некоторое время дорога вела через Гиеннь, когда-то Аквитанию, где главным городом был Бордо, а представителем французского короля считался Антуан Бурбон, супруг Жанны. Потом пошли чужие края. Потянулись места, которые этому сыну Пиренеев и во сне не снились.

Как странно люди были одеты! Понять понимаешь, а ответить не можешь. Летом реки здесь не пересыхали, как он привык к тому у себя в Беарне. Ни одной маслины, даже ослики попадались все реже. По вечерам королева и её протестанты были одни среди неведомых людей и выставляли стражу: Вчера пасторы начали было проповедовать, но значительно превосходящие их числом враги изгнали верующих из пустой и унылой молельни, стоявшей далеко за городом; вынуждена была поспешно бежать с детьми и королева Наваррская.

Тем счастливее чувствовали себя путешественники, если где-нибудь большинство населения оказывалось их единоверцами. Тогда Жанну принимали как провозвестницу истинной религии, её ждали, слухи опережали её приезд, все хотели поглядеть на её детей, и, подняв их на руках, она показывала их народу. Пасторы проповедовали, верующие пели псалмы, потом все садились за праздничную трапезу. На восемнадцатый день пути они переправились через Луару под Орлеаном.

Жанна объехала город стороной, вооружённые гугеноты верхами скакали возле самой королевской кареты и обступили её ещё теснее, когда показались посланцы французской королевы.

Это были придворные, они учтиво приветствовали Жанну, но они привели с собой личную охрану, состоявшую из католиков, и те возымели намерение ехать ближе к карете, чем гугеноты. Однако свита Жанны и не думала уступать, завязалась рукопашная. Маленький Генрих высунулся из окна и подзадоривал своих на беарнском наречии, которого католики не понимали.

Внезапный ливень остудил воинственный пыл дерущихся, они поневоле засмеялись и снова стали учтивы. Небо в тёмных тучах нависло над непривычными для южан тополями, в которых шумел ветер.

Здесь было свежо в августе и как-то неприютно. Там живёт королева Франции. Ты ведь помнишь все, что я тебе рассказывала и что ты обещал мне? Генрих сразу же повёл себя как молодой забияка, гордый и воинственный. Правда, сначала он видел только слуг: Генрих расплакался, отказался есть, и для утешения его отправили в сад. Он больше ни о чем не спрашивал. На нем было его лучшее платье, за ним шли два господина — воспитатель Ла Гошери и Ларшан, беарнский дворянин. Дойдя до лужайки, он повстречался с тремя мальчиками, их тоже сопровождала свита, но она была многочисленнее.

Anonymous comments are disabled in this journal. Your IP address will be recorded. Recommend this entry Has been recommended Surprise me. Log in No account? Молодые Зрелые годы Короля Генриха 4. Каждые десять лет я перечитываю этот исторический роман. Первый раз прочитал перед 20цатником - подумал ниче так. Затем перед 30цатником - влюбился. Теперь перед 40вником - наслаждаюсь каждой строчкой.

Не хочу описывать содержание, не вижу смысла. То, что происходило с этим, действительно существующем человеком, даже близко не снилось псевдо историческим, фентезийным и сказочным персонажам. Всеми любимая "Игра Престолов" и ее герои нервно курят в сторонке. Даже упоминать их нелепо в рамках обзора великого литературного произведения и реальной исторической личности. Почти все в романе правда, если касаться исторических фактов.

А факты эти страшные. Генриху Наварскому, в будущем Генриху 4 королю Франции, пришлось пережить ад. В течении многих лет унижаться, чтобы выжить.

Каждый день, в течении нескольких лет, ему грозила смерть от ножа или яда. Генрих Валуа, не долго думая, вернулся из Польши и занял французский престол. В этот же период Генрих вновь встречается с герцогом Гизом, но уже как с врагом. Во время одного из их посещений церкви молодой гугенот становится свидетелем образования Католической лиги.

По дороге они вербуют себе новых сторонников. Своей новой резиденцией король избирает Нерак. В новый двор входят не только протестанты, но и католики. Генрих III начинает новую войну с гугенотами под давлением Гизов. Армия короля наваррского кочует по стране, захватывая всё новые и новые города.

В итоге Екатерина просит о переговорах и прибывает на них с Маргаритой, которая ещё раньше вернулась из Фландрии с братом. Франсуа умер в Париже вскоре после прибытия. Дела у супругов совсем перестали ладиться. В итоге Марго покидает мужа. Усиление Лиги заставляет короля Франции прибыть к своему противнику. На переговорах Генрих III негласно даёт понять зятю, что видит в нем наследника, поскольку его жена не может уже много лет забеременеть.

В итоге короли мирятся и становятся друзьями. Тем не менее война продолжается. Генрих Наваррский в битве при Кутра наносит поражение королевским войскам, возвеличивая своё имя по всей Франции. В то же время его кузен Конде терпит поражение от лигистов и подается в бега, где и умирает. Немного времени проходит и Екатерина Медичи тоже покидает этот мир. После смерти матери и убийства Генриха Гиза в Париже начинаются волнения.

Король вынужден бежать в Тур , оставшиеся лигисты захватывают власть в столице. В Тур король зовёт своего друга, короля наваррского.