Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасно

У нас вы можете скачать книгу Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасно в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Судно весело бежит Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана — И желанная страна Вот уж издали видна; Вот на берег вышли гости; Царь Салтан зовет их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец. А ткачиха с Бабарихой Да с кривою поварихой Около царя сидят. Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: Остров на море лежит, Град на острове стоит С златоглавыми церквами, С теремами да садами; Ель растет перед дворцом, А под ней хрустальный дом; Белка там живет ручная, Да затейница какая!

Царь Салтан дивится чуду. Усмехнувшись исподтиха, Говорит царю ткачиха: Белка камушки грызет, Мечет золото и в груды Загребает изумруды; Этим нас не удивишь, Правду ль, нет ли говоришь. В свете есть иное диво: Море вздуется бурливо, Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Разольется в шумном беге, И очутятся па бреге, В чешуе, как жар горя, Тридцать три богатыря, Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны, как на подбор, С ними дядька Черномор.

Это диво, так уж диво, Можно молвить справедливо! Диву царь Салтан дивится, А Гвидон-то злится, злится… Зажужжал он и как раз Тетке сел на левый глаз, И ткачиха побледнела: Князь у синя моря ходит, С синя моря глаз не сводит; Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывет. Что ты тих, как день ненастный? Не тужи, душа моя, Это чудо знаю я. Эти витязи морские Мне ведь братья все родные. Князь пошел, забывши горе, Сел на башню, и на море Стал глядеть он; море вдруг Всколыхалося вокруг, Расплескалось в шумном беге И оставило па бреге Тридцать три богатыря; В чешуе, как жар горя, Идут витязи четами, И, блистая сединами, Дядька впереди идет И ко граду их ведет.

С башни князь Гвидон сбегает, Дорогих гостей встречает; Второпях народ бежит; Дядька князю говорит: Все потом домой ушли. Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На поднятых парусах Мимо острова крутого, Мимо города большого; Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят. И куда теперь плывете? Говорит им князь тогда: К морю князь, а лебедь там Уж гуляет по волнам. Тут он очень уменьшился, Шмелем князь оборотился, Полетел и зажужжал; Судно на море догнал, Потихоньку опустился На корму — и в щель забился.

Вот на берег вышли гости. Царь Салтан зовет их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец. Видит, весь сияя в злате, Царь Салтан сидит в палате На престоле и в венце, С грустной думой на лице. А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Около царя сидят — Четырьмя все три глядят. Остров на море лежит, Град на острове стоит, Каждый день идет там диво: Море вздуется бурливо, Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Расплеснется в скором беге — И останутся на бреге Тридцать три богатыря, В чешуе златой горя, Все красавцы молодые, Великаны удалые, Все равны, как на подбор; Старый дядька Черномор С ними из моря выходит И попарно их выводит, Чтобы остров тот хранить И дозором обходить — И той страже нет надежней, Ни храбрее, не прилежней.

Повариха и ткачиха Ни гугу — но Бабариха, Усмехнувшись, говорит: Люди из моря выходят И себе дозором бродят! Правду ль бают пли лгут, Дива я не вижу тут. В свете есть такие ль дива? Вот идет молва правдива: За морем царевна есть, Что не можно глаз отвесть: Днем свет божий затмевает, Ночыо землю освещает, Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. А сама-то величава, Выступает, будто пава; А как речь-то говорит, Словно реченька журчит. Спорить с бабой не хотят. Чуду царь Салтан дивится — А царевич хоть и злится, Но жалеет он очей Старой бабушки своей: Он над ней жужжит, кружится Прямо на нос к ней садится, Нос ужалил богатырь: На носу вскочил волдырь.

И опять пошла тревога: Днем свет божий затмевает, Ночью землю освещает — Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. А сама-то величава, Выступает, будто пава; Сладку речь-то говорит, Будто реченька журчит. Только, полно, правда ль это? Лебедь белая молчит И, подумав, говорит: Но жена не рукавица: С белой ручки не стряхнешь Да за пояс не заткнешь. Услужу тебе советом — Слушай: Князь пред нею стал божиться, Что пора ему жениться, Что об этом обо всем Передумал он путем; Что готов душою страстной За царевною прекрасной Он пешком идти отсель Хоть за тридевять земель.

Лебедь тут, вздохнув глубоко, Молвила: Тут она, взмахнув крылами, Полетела над волнами И на берег с высоты Опустилася в кусты, Встрепенулась, отряхнулась И царевной обернулась: Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит; А сама-то величава, Выступает, будто пава; А как речь-то говорит, Словно реченька журчит. Князь царевну обнимает, К белой груди прижимает И ведет ее скорей К милой матушке своей. Князь ей в ноги, умоляя: Выбрал я жену себе, Дочь послушную тебе.

Просим оба разрешенья, Твоего благословенья: Над главою их покорной Мать с иконой чудотворной Слезы льет и говорит: Подслушал он однажды разговор трёх сестёр. Старшая хвалилась, что государство одним зерном накормит, вторая, что одним куском сукна оденет, третья, что с первого года родит 33 сына. Царь женился на меньшой, и с первой ночи она понесла. Мачеха его, завидуя своей невестке, решилась ее погубить.

Царь весьма опечалился, но с тем же гонцом повелел дождаться приезда его для разрешения. Мачеха опять подменила приказ и написала повеление, чтоб заготовить две бочки: Долго плавали царица с царевичем в засмоленой бочке, наконец море выкинуло их на землю.

Сын избрал место и с благословения матери вдруг выстроил город и стал в оном жить да править. Царевич остановил корабельщиков, осмотрел их пропуск и, узнав, что едут они к Султану Султановичу, турецкому государю, обратился в муху и полетел вслед за ними. Мачеха хочет его поймать, он никак не даётся. Тот же разговор у Султана. Царь опять хочет ехать. Третий корабль и проч. Тужит царевна об остальных своих детях. Царевич с её благословения берётся их отыскать. И царевич спрятался и оставил одну лепёшечку, один из них и съел её.

На другой день вышли они опять, и все съели по лепёшке, и познали брата своего. На третий вышли без старика, и царевич привел всех братьев своих к своей матери. Мачехе уж более делать нечего. Первоначально в году при написании сказки Пушкин, возможно, хотел чередовать стихи с прозой, но впоследствии отказался от этой идеи [1]. Этим годом датируется первоначальная редакция начала 14 стихотворных строк и прозаическое продолжение [6] [7].

В итоге сказка написана четырёхстопным хореем с парной рифмовкой см. Сказка была завершена летом-осенью года, когда Пушкин жил в Царском Селе на даче А. Жуковский предложил написать каждому по стихотворной переработке народной сказки [9].

По рассказу Нащокина [11] , записанному П. На обрывке, по некоторым указаниям, несохранившегося [6] автографа сказки она датирована 29 августа года [12]. Несколько рукописей сохранилось [К. Набросок переработки строк — был сделан, вероятно, в середине сентября. Впрочем, по свидетельству Ефремова в его первом издании сочинений Пушкина т.

Ни одного экземпляра этой брошюры до сих пор не известно [14]. В текст первого издания года введены некоторые изменения, вероятно, цензурного характера. Любопытно замечание в конце 1-го издания: В Сказке о царе Салтане и проч. Возможно, вначале Пушкин хотел чередовать стихи и прозу, но в итоге сказка написана четырёхстопным хореем с парной рифмовкой: Поэма содержит строки и разделена типографически на 27 отдельных строф неравной длины от 8 до 96 строк в каждой.

Пушкинская сказка повествует и о том, как царь Салтан потерял, а затем нашел жену и сына, и о том, как юный Гвидон встретил царевну-лебедь, свою суженую. Поэт не следовал в точности ни одному из них, свободно изменял и дополнял сюжет, сохраняя при этом народный характер содержания. Некоторые из записанных текстов отражают в свою очередь знакомство сказочников с текстом сказки Пушкина [10].

Бонди указывает, что Пушкиным использована традиционная в народных сказках тема судьбы оклеветанной жены и благополучного разрешения этой судьбы. Другой исследователь пишет, что поэт объединяет мотивы сказок об оклеветанной жене чудесном сыне и о премудрой вещей деве [6]. О структуре и удвоении сюжетов см. Как указывают пушкинисты, поэт очень близко придерживается устной традиции, и только собственные имена Салтан, Гвидон взяты из других источников [10].

Вообще версий сюжета о чудесных детях на европейских языках существует множество, также существуют индийские, турецкие, африканские и записанные от американских индейцев. Причем царице выкалывают глаза, а её муж, которого зовут Иван-царевич, женится на старшей сестре. Мальчик переносит своих братьев волшебным образом на остров, и они живут чудесно.

Нищие старцы прохожие рассказывают отцу о чудесных юношах, он скачет их навестить, воссоединяется с семьей, а новую жену коварную сестру закатывает в бочку и бросает в море [21]. В следующий раз царица рождает сразу шестерых сыновей, и одного успевает спрятать от Бабы-Яги. Мать со спрятанным младенцем муж бросает в бочке в море; на чудесном острове все устраивается по их желанию.

Нищие старцы рассказывают отцу-царевичу о чудесном острове и юноше с золотыми ногами, тот хочет ехать к нему в гости. Однако Баба-Яга говорит, что у нее таких отроков живет много, незачем за таким ехать.

Узнав об этом, царица догадывается, что это её сыновья, и младший сын забирает их из подземелья Бабы-Яги. Услышав от нищих, что на острове живет теперь девять чудесных юношей, отец отправляется туда и семья воссоединяется [22]. Дважды она рожает по трое сыновей, сестра подменяет их на щенков и забрасывает на далекий остров. В третий раз единственного мальчика царице удается спрятать, но её с сыном бросают в бочке в море.

Бочка пристаёт к тому самому острову и мать воссоединяется с сыновьями. После этого семья отправляется к отцу и рассказывает, как его обманули [23]. Четвертый ребенок рождается безо всяких чудесных примет, и за это царь, которого зовут Иван-королевич, сажает жену с ребенком в бочку.

Они оказываются на острове, где чудесные предметы кошелёк, огниво, кремень, топорок и дубинка помогают им построить город. Благодаря чудесным помощникам это появляется на острове. Царевич, прилетевший в образе мухи, жалит сестру в нос.

Царевич в образе комара кусает тетку в нос. Он находит братьев, забирает их на свой остров, потом купцы рассказывают о них царю, и в итоге семья воссоединяется [24]. Вариант записан после публикации пушкинской сказки и несет следы её воздействия, а не наоборот [19]. В первом варианте царь подслушивает разговор трёх сестёр, женится на младшей.

Сестры подменяют трёх подряд рождённых детей царицы двух мальчиков и девочку на щенков, и пускают их в коробочке пруд. Муж сажает царицу на паперть просить милостыню, передумав её казнить. Детей растит царский садовник. Сестра идет их искать и оживляет. Они сажают чудесное дерево в саду, потом царь приезжает к ним в гости, семья воссоединяется, включая царицу [26].

Братья ищут для сестры живой воды, мертвой воды и говорящей птицы. Далее происходит все также, как в первом варианте, за тем исключением, что царь прибывает в дом своих детей, чтобы жениться на девушке, знаменитой красавице, а говорящая птица рассказывает ему, что это его дочь [27]. Король подслушивает разговор трёх сестёр: Король женится на младшей. В отсутствие царя она рожает, но завистливые сестры подменяют детей щенятами.

Король приказывает заточить супругу в темницу, а детей бросить в реку. Выплесни ты нас на сушу! Тут же на берег она Бочку вынесла легонько И отхлынула тихонько. Мать с младенцем спасена; Землю чувствует она. Но из, бочки кто их вынет? Бог неужто их покинет? Сын на ножки поднялся, В дно головкой уперся, Понатужился немножко: Мать и сын теперь на воле; Видят холм в широком поле, Море синее кругом, Дуб зелёный над холмом.

Ломит он у дуба сук И в тугой сгибает лук, Со креста снурок шелковый Натянул на лук дубовый, Тонку тросточку сломил, Стрелкой лёгкой завострил И пошёл на край долины У моря искать дичины. К морю лишь подходит он, Вот и слышит будто стон Видно, на море не тихо; Смотрит - видит дело лихо: Бьётся лебедь средь зыбей. Коршун носится над ней; Та бедняжка так и плещет, Воду вкруг мутит и хлещет Тот уж когти распустил, Клёв кровавый навострил Но как раз стрела запела, В шею коршуна задела - Коршун в море кровь пролил, Лук царевич опустил; Смотрит: Бьёт крылом и в море топит - И царевичу потом Молвит русским языком: Это горе - всё не горе.

Отплачу тебе добром, Сослужу тебе потом: Ты не лебедь ведь избавил, Девицу в живых оставил, Ты не коршуна убил, Чародея подстрелил. Ввек тебя я не забуду: Ты найдёшь меня повсюду, А теперь ты воротись, Не горюй и спать ложись". Улетела лебедь-птица, А царевич и царица, Целый день проведши так, Лечь решились натощак. Он скорей царицу будит; Та как ахнет!.. Мать и сын идут ко граду.

Лишь ступили за ограду, Оглушительный трезвон Поднялся со всех сторон: К ним народ навстречу валит, Хор церковный бога хвалит; В колымагах золотых Пышный двор встречает их; Все их громко величают И царевича венчают Княжей шапкой, и главой Возглашают над собой; И среди своей столицы, С разрешения царицы, В тот же день стал княжить он И нарёкся: Ветер на море гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На раздутых парусах.

Корабельщики дивятся, На кораблике толпятся, На знакомом острову Чудо видят наяву: Город новый златоглавый, Пристань с крепкою заставой. Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят.

Пристают к заставе гости; Князь Гвидон зовёт их в гости, Их он кормит и поит И ответ держать велит: Гости в путь, а князь Гвидон С берега душой печальной Провожает бег их дальный; Глядь - поверх текучих вод Лебедь белая плывёт. Что ты тих, как день ненастный? Видеть я б хотел отца". Будь же, князь, ты комаром". И крылами замахала, Воду с шумом расплескала И обрызгала его С головы до ног - всего. Тут он в точку уменьшился, Комаром оборотился, Полетел и запищал, Судно на море догнал, Потихоньку опустился На корабль - и в щель забился.

Вот на берег вышли гости; Царь Салтан зовёт их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец. Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: Ладно ль за морем иль худо? И какое в свете чудо? В свете ж вот какое чудо: В море остров был крутой, Не привальный, не жилой; Он лежал пустой равниной; Рос на нём дубок единый; А теперь стоит на нём Новый город со дворцом, С златоглавыми церквами, С теремами и садами, А сидит в нём князь Гвидон; Он прислал тебе поклон".

Царь Салтан дивится чуду; Молвит он: А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Не хотят его пустить Чудный остров навестить. Знайте, вот что не безделка: Ель в лесу, под елью белка, Белка песенки поёт И орешки всё грызёт, А орешки не простые, Всё скорлупки золотые, Ядра - чистый изумруд; Вот что чудом-то зовут". Чуду царь Салтан дивится, А комар-то злится, злится - И впился комар как раз Тётке прямо в правый глаз.

Повариха побледнела, Обмерла и окривела. Слуги, сватья и сестра С криком ловят комара. Снова князь у моря ходит, С синя моря глаз не сводит; Глядь - поверх текучих вод Лебедь белая плывёт. Что ж ты тих, как день ненастный? Князь Гвидон ей отвечает: Где-то есть Ель в лесу, под елью белка; Диво, право, не безделка - Белка песенки поёт Да орешки всё грызёт, А орешки не простые, Всё скорлупки золотые, Ядра - чистый изумруд; Но, быть может, люди врут".

С ободрённою душой Князь пошёл себе домой; Лишь ступил на двор широкий - Что ж? Во саду ли, в огороде. Князь для белочки потом Выстроил хрустальный дом, Караул к нему приставил И притом дьяка заставил Строгий счёт орехам весть. Князю прибыль, белке честь. Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На поднятых парусах Мимо острова крутого, Мимо города большого; Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят.

Пристают к заставе гости; Князь Гвидон зовёт их в гости Их и кормит и поит И ответ держать велит: Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана Гости князю поклонились, Вышли вон и в путь пустились. К морю князь - а лебедь там Уж гуляет по волнам.

Вот опять она его Вмиг обрызгала всего: В муху князь оборотился, Полетел и опустился Между моря и небес На корабль - и в щель залез. Ветер весело шумит, Судно весело бежит Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана, И желанная страна Вот уж издали видна; Вот на берег вышли гости; Царь Салтан зовёт их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец.

А ткачиха с Бабарихой Да с кривою поварихой Около царя сидят, Злыми жабами глядят. Остров на море лежит, Град на острове стоит С златоглавыми церквами, С теремами да садами; Ель растёт перед дворцом, А под ней хрустальный дом; Белка там живёт ручная, Да затейница какая!