Жертва особого назначения Александр Афанасьев

У нас вы можете скачать книгу Жертва особого назначения Александр Афанасьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

А с той стороны было немало тех, кто еще помнил Советский Союз, в армии хватало тех, кто закончил советские училища, в спецслужбах — Университет дружбы народов.

Так что — сговорились. Договоренность не приняли всерьез ни элиты Персидского залива, ни Брюссель, ни Вашингтон. Потому что если мы чему и научились за последние четверть века, так это воевать с партизанским движением. Жестоко, кость в кость, без сантиментов и самоограничений. Но проблема была в том, что до сего времени союз, уже проявившийся на деле и показавший свои плоды, никак не был оформлен политически.

Что ж, пришло время определяться, и мы, кажется, определились. В самое ближайшее время должен был состояться визит в Багдад президента России. И одновременно с этим столицу Ирака должны были посетить президенты Ирана, Ливана и Сирии. Теперь понимаете, какая каша заваривается? И все присутствующие в зале — тоже понимали. Против нас будут все.

Но, черт меня возьми, разве это не круто — идти против всего мира? Особенно если общество расколото до того, что в стране вот-вот начнется гражданская война. И больше всего они нужны нищему, отчаявшемуся горожанину с самых низов, потерявшему работу, живущему в хижине на один доллар в день и получающему каждую пятницу продуктовый набор в ближайшей мечети вместе с порцией ваххабитской пропаганды. Да, выборы тут помогут, это несомненно.

Честно — мне жаль и их. Дальше полетел такой мат, что на нас стали оборачиваться все, в том числе и москвичи. Дело, в общем, обычное — шеф подчиненного честит. Хотя… Наверное, я все же вылечу когда-нибудь со службы как пробка из бутылки. И наверное, я даже многое делаю для этого. Просто все осточертело — свободы хочется, а не этой вот тягомотины с костюмчиками. Неужели нельзя без этого?

Зато оружие сдать попросили. Я все же на улице работаю, сами понимаете, что такое без оружия. К москвичам, к любой работе по визиту — ни ногой. Нарушишь — вылетишь отсюда как пробка из бутылки. Полковник смотрит на меня даже просительно. С одной стороны, гости из Москвы, а с другой — кто-то должен давать результат с улиц.

Больше ничем не занимаешься, понял? Он еще в Ставропольском УФСБ работал, в период — годов вел разведывательную работу против независимой Чеченской Республики Ичкерия, пленных вытаскивал, об обменах договаривался, агентов забрасывал.

Это на него в свое время вышел Ахмад-хаджи Кадыров, когда понял, что дальше — край и надо договариваться на любых условиях. С тех самых времен он и приговорен Исламской Шурой моджахедов к смерти. С таким поработать — в уважение будет. Во-вторых, она не ваххабитка, ее ваххабиты на прицеле держат, как и нас всех. Она им как кость поперек горла.

Она из дружественной разведки. Дружественных разведок не бывает. Лишат допуска и таких бздей навтыкают! За потерю бдительности и развал работы с личным составом. Тут уже какой-то… Пушкин, чтоб его… Телегу написал, что у нас тут беспредел полный, эскадроны смерти действуют. И ты еще со своей…. Станиславский, который вел работу по Аль-Малику, пока мне и Амани не удалось выследить и завалить его на сирийской границе та еще мясорубка была , был и в самом деле человеком очень серьезным.

Станиславский встретил меня в своем кабинете — он сидел с отдельной охраной и в отдельном блоке. Был он совсем не героического вида — полный, ниже меня ростом, в очках, с усами и небольшой, как у арабских шейхов, бородкой.

Мы поздоровались — по местному, не по-русски, коснувшись губами щеки друг друга. Группа создается с целью… Для начала вопрос. Вы верите в гибель Аль-Малика? Вот это-то мне и не дает покоя. С крыши из винтовки Драгунова. Дистанция — метров семьдесят, можно камнем докинуть, не то что пулей. Только не один он был — с ним двое охранников из местного бедуинского племени. Они за него отвечали и с оружием были.

Могли начать во все стороны стрелять, людей положить, а это недопустимо. Я первыми их снял, а вот по Аль-Малику не уверен, что вообще попал. Верткий он, гад… Был. Он был в машине, машина взорвалась, но секунд пять-семь она была вне моего поля зрения. Паника, крики, перестрелка, быстрое движение машины. Заключение из Центрального военного госпиталя по образцам ДНК, найденным в сгоревшей машине. Один из этих образцов имеет прямое родственное сходство с образцом ДНК, присланных нами из Москвы.

Вероятность совпадения — более девяноста процентов. Вы все еще настаиваете на своем утверждении? Можно быть уверенным, что Аль-Малик мертв, только если увидишь его труп. Да и то не до конца. В условиях, когда идеологии нет как таковой, месть — наиболее сильная из возможных. Второе — это несогласие со мной. Мне не нужны те, кто будет стараться угадывать, что я хочу услышать. Это не разведка, а…. Оправдания — для проигравших, ясно?

Будь таких побольше — глядишь, не мы, а Вашингтон проиграл бы холодную войну. Большинство у нас — шаркуны с Арбатского округа. Хотя есть и зубры тот же Шаманов. Генерал вышел в соседнюю комнату, оставив меня одного в думах тяжких. Вроде бы то, что я и хотел. Дело, а не шарканье и интриги. Вот только остаться бы в живых. Такие, как Музыкант, пошлют в самую мясорубку, не дрогнув. Генерал вернулся со старинным подносом, на котором было все приготовлено для чаепития.

Даже сахар — правильный, тростниковый, коричневый. Генерал разлил чай по чашкам. Первую в знак уважения предложил мне, что в общем-то не положено. Если даже не принимать во внимание разницу в званиях — он старше меня по возрасту. Видимо, как хозяин угощает гостя…. Террорист такого класса просто так не погибает. И он погибает, причем погибает очень странно. Какого черта он полез в тот район? Какого черта он связался с этими, можно сказать, детьми?

Он же подставил себя! Чтобы все так думали. Возможно, это был запасной план, который он активировал после того, как вы едва не взяли его на вокзале.

И почему-то выходят на вас. Это я вышел на ЦРУ. После того, как погиб мой агент. Выхода у меня не было, надо было заставить их действовать. Может, другого не нашли. На самом деле это была информация глобальных систем перехвата. Американцы скармливали ее нам на реализацию. Я давно присматривался к американцам. Но на контакт первым в общем-то пошел он. Точнее, первым предложил помочь.

Для кого-то враг есть враг, и уничтожать его надо любыми методами и любыми средствами, пусть даже и нашими руками. Для кого-то нет врагов и нет друзей, а есть лишь интересы. И дестабилизация всего евроазиатского континента чужими руками — приз очень даже существенный, чтобы продолжать игру. Тем более если это приносит еще и деньги. Откровенно говоря, тут я в душе не согласился с генералом, хотя и промолчал.

Мотивация американцев представляется нам именно так, но, на мой взгляд, нельзя подходить к этому так упрощенно. Не надо забывать, что Америка, прежде всего, страна разнообразия. Разные люди, и у них разные интересы. И что самое скверное — американский образ и стиль жизни дает им возможность проводить эти интересы в жизнь.

Практически любой высокопоставленный разведчик, любой руководитель крупной корпорации, имеющий возможность нанять наемников, любой влиятельный генерал Пентагона или руководитель предприятия ВПК имеет свою долю влияния во внешней политике. Долю, которую в свое время отобрал у коминтерновских товарищ Сталин — просто физически их уничтожив.

А вот в Америке этого не было, и каждый способен и готов действовать так, как считает нужным. И считает, что это правильно.

А если тут еще и деньги… Джейк говорил о том, что в спецслужбах существует группа людей, давно и плотно завязанных с исламистским движением. Он, кстати, тоже погиб — нелепо и странно. По виду — в автокатастрофе, но если учесть, что в это же время бомбу в машину подложили и мне… Джейк не был предателем, во многом он был идейным, хоть я ему и платил.

Он передавал мне закрытые данные американской разведки об активности джихадистов в Ираке, а мы их реализовывали. Но теперь его нет — и важный источник данных для нас теперь потерян. Он представлял группу с противоположными интересами.

Да… Наверное, завтра снег пойдет, не иначе. В Ираке, кстати, бывает снег — зимой, в пустыне. Это когда же начальство интересовалось у подчиненного, что он собирается делать?

Это как так можно? Ведь из начальственного кабинета виднее, что делать, верно? Что же, это можно принять за основу. В интересах операции, а также для удержания контакта с иноразведками я считаю, что вам пока разумнее действовать в одиночку.

Мой запрос относительно личностей Борека-еврея вместе с его украиноговорящими ухарями-телохранителями, которые додумались меня похитить от самого американского посольства, переподписали цифровой подписью самого Музыканта и отправили по назначению в Главный информационный центр, созданный для преодоления межведомственной раздробленности.

Я отправлял этот же запрос за собственной подписью, но до сих пор ответа не получил. В этот раз ответ пришел через два часа. Борек — мой бывший одноклассник, а теперь активный участник израильской бизнес-активности — занимался и занимается самыми разными проектами, что указывает на вероятность отмывания денег.

С момента алии он загибайте пальцы: На него было два сигнала: Второй раз еще серьезнее — его имя всплыло в расследовании ФБР, связанном с алмазами из Анголы, это был й. Оба этих случая дали нам, циничным, основание выстроить гипотезу, что в первом случае Борю завербовал Шабак, а в другом — к нему подкатились уже американцы. Значит, согласился стучать на американцев. И в связи с этим возникает резонный вопрос: Может, и тех и других разом?

Что же касается его сподручного — он единственный, кого я мог опознать. После перебора возможных вариантов я опознал его как Птуха Василия Владимировича, года рождения, сержанта украинской армии. Его биография — дальше ехать некуда. А уже в м украинская прокуратура объявила его в розыск по подозрению в заказном убийстве.

Быстрая проверка по базе данных Интерпола показала, что Птух до сих пор числится в розыске. Дальнейшее не составляло труда додумать. Из Одессы в Хайфу ходят теплоходы, немного денег и — здравствуй, Земля обетованная.

Возможно, обзавелся еврейской женой, которая, как известно, не столько жена, сколько средство передвижения. А может, и так приехал. Там, в Израиле, наверняка и вышел на Борька с его грязными алмазными и прочими делишками.

Нужен такому солидняку, как наш Борян, бодигард? Вопросов нет — нужен…. И когда встала задача навести шорох в Багдаде, Птух, скорее всего, подобрал или даже вызвал в Израиль нужных людей и быстро сколотил нелегальную группу. Проблем с этим нет — украинская армия представляет собой нечто такое, что в большей степени существует на бумаге. При том, что они очень активны и в миротворчестве, и в наемничестве.

Проблем подобрать людей у Птуха не было. Эту ночь мы впервые провели с Амани в месте, которое можно было назвать домом, а не временным прибежищем.

В месте, где есть что-то свое, где чувствуется обжитой дух, где есть маленькие вещи, говорящие о владельце. Наверное, это и есть семья. Утром Амани меня раскритиковала за пустой холодильник и совершенно ненадлежащий набор кухонной утвари. Придется, как говорится, соответствовать — идти на базар. Утром, как и договорились, за мной заехал Вован, дал условное количество сигналов — для каждого дня недели свое. В раздумьях относительно того, что купить из посуды, дабы не нарваться вечером на семейный скандал, я вышел из дома и….

Зазвонил телефон, номер которого знают далеко не все. Если что, уйти они все равно не сумеют, а так — не смертники же они. Борек так точно не смертник. Большими, чтоб его, глотками…. И полез обратно на свет божий. В таких случаях нельзя давать противнику ни шанса перехватить контроль над ситуацией…. На периметре Русского дома — усиленная охрана, стоят бронетранспортеры, тяжелые [1]. Во дворе — кавалькады суровых черных джипов, из Москвы, что ли, приперли? Тут все на белых ездят — жарко, однако.

На входе ко мне бросился Мельниченко, тот еще фрукт. Один из тех, кто командировку на стуле отсиживает. Чей-то помощник, сиречь холуй. В бывшей штаб-квартире партии БААС, которая в общем-то была похожа на нашу КПСС, только более циничная, был зал для съездов, большой — нам такой не нужен.

Нам бы поменьше, да других нет. Вот и приходится здесь на первых рядах размещаться. А если за время, пока мое оружие тут лежит, из него пристрелят кого-то. Охранник смотрит на меня, как на духа.

Вот, тоже работенка — к своим, как к чужим. В знакомом сейфе оставляю все, что у меня есть, вплоть до металлической ручки, которой при соответствующих навыках можно убить человека. Разоружаюсь, возвращаюсь и с лицом красного партизана Лазо прохожу повторный обыск.

Ничего нет — и меня пускают в святая не святых. Потому что святых в этом здании точно не наблюдается. Пригнувшись, как под огнем, пробираюсь к свободному ряду кресел, стараясь не привлечь внимания ни шумом, ни чем-то другим.

Занимаю свободное кресло с краешку. С трибуны, которая тут со времен Саддама Хусейна мало изменилась, уверенно вещает москвич со значком в виде трехцветного флага на лацкане пиджака. Ну-ка, послушаем политику партии и правительства. То есть бойцы в тяжелой боевой экипировке, включающей в себя бронежилет шестого класса и бронешлем.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. А потом… Потом жизнь просто продолжилась… Аль-Малик был мертв, но дело было не закончено. И игра начинается заново… Еще остался Ирак и то, что здесь нужно сделать. Перейти к описанию Следующая страница.

Для авторов и правообладателей. Александр Афанасьев Жертва особого назначения. Ирак, Багдад 27 мая. Ирак, Багдад 28 мая. Знакомый голос, чтоб его. Большими, чтоб его, глотками… Тот парень — вроде как украинец — сидел за рулем. Тебе чего здесь надо, окромя неприятностей? Я скорчил удивленную мину.