Предложение крымского премьера. Расследователь Андрей Константинов, Александр Новиков

У нас вы можете скачать книгу Предложение крымского премьера. Расследователь Андрей Константинов, Александр Новиков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Когда ждать новых книг? Обнорский вкратце рассказал о работе Агентства, о последних расследованиях. Для иллюстрации привел пример розыска и задержания Крохи Имеется в виду реальный случай из практики Агентства журналистских расследований. Сотрудниками агентства был установлен и задержан некто М. Случай беспрецедентный, не имеющий в отечественной практике аналогов.

В Питере дело получило громкую огласку, но гости из Крыма о нем не знали. Соболевы выслушали Обнорского с откровенным изумлением. То, чем вы занимаетесь, наверное, очень опасно? На нас уже, как принято нынче говорить, наезжали. Нас пытались купить, нас пытались запугать, скомпрометировать… не буду вас утомлять подробностями. Но кто-то же должен делать дело. Было время, когда я пытался работать в одиночку. Вот тогда действительно было очень опасно….

И я начал создавать Агентство. Оно рождалось в адских муках. Но теперь мой ребенок вырос, окреп и может решать весьма непростые задачи. Простите уж за нескромность. То, что вы рассказали, вызывает восхищение… Задержание профессионального киллера? Это достойно правительственной награды! Обнорский усмехнулся, пряча усмешку в усы… Награды?

Да, это достойно награды. И эту награду Андрею вручили… после года мытарств… в проходном дворе… со словами: Мы их биографии тщательно изучили.

По обоим тюрьма плачет: Что за Крохой лежит целое маленькое кладбище и терять ему особо нечего, а объявление Каширина в федеральный розыск связано с милицейским головотяпством.

Родион, сам в прошлом сотрудник милиции, был объявлен в розыск как свидетель. Обнорский усмехнулся в усы и ничего не стал объяснять Соболеву про награды. Он видел умные, проницательные глаза премьера и знал, что Соболев поймет… Но объяснять не стал. В том числе и коммерческий интерес, но от некоторых очень выгодных предложений мы все же отказываемся,. Их еще, к сожалению, не отменили. Отказываемся мы в тех случаях, когда заказчик хочет получить устраивающий его результат. У нас есть основополагающий принцип: И группы заинтересованных лиц.

Делу пытаются придать исключительно скандальный, политический характер. Однако считаю, что и в России, и на Украине политические убийства исключительно редки… В наших условиях убивают, как правило, свои и, как правило, за деньги. Опыт наших расследований самых громких, резонансных дел подсказывает, что в основе почти всегда лежит коммерческий интерес.

Я, разумеется, не могу говорить обо всех убийствах или покушениях в России, но по Питеру мы информацией владеем. Я не смогу это доказать в суде, но оперативные материалы подтверждают именно эту версию.

Но даже представить себе не мог, что вы создали целую расследовательскую организацию. Кто-то нас поддерживает, даже помогает нам… А кто-то ждет не дождется момента, когда мы допустим какую-то ошибку.

Если мы публично называем вора вором, взяточника — взяточником, а бандита — бандитом… за что же им нас любить? Не все нас любят, далеко не все. У нас тоже криминальная ситуация далека от идеала. За последние годы мы, конечно, Крым подчистили и кое-кому хвост прижали… Но много еще работы.

Журналисты у нас есть. Но вот опыта расследовательской работы у них не хватает. Я, кстати, недавно был в Крыму, мы там семинар по расследованиям проводили. Вернусь — взгрею своего пресс-секретаря. Когда вы были в Крыму? В сентябре, как раз, когда Горделадзе исчез. Ажиотаж, кстати по этому поводу был огромный, все украинские СМИ только об этом и говорили. Море было невероятной, насыщенной синевы, вдали оно смыкалось с небом, и этот переход был невидим. Вблизи синева окаймлялась белоснежной ниткой прибоя вдоль длинной желтой косы.

Все краски были яркими, чистыми, избыточными. Самолет снижался очень быстро, скоро стали различимы крыши домов, бегущие по дорогам автомобили и отдельные деревья в лесопосадках. Растопыривая закрылки, самолет гасил скорость, скользил над бетоном аэропорта… сел. И долго, минут пятнадцать, катился по дорожкам, среди белых, красных и желтых линий разметки.

Была середина сентября, по-летнему тепло и зелено. В России этот период называется бабье лето, а здесь, в Крыму, все еще уверенно властвовало лето настоящее. Он любил семинары — за встречи с новыми людьми, за возможность пообсуждать вопросы, которые его искренне волновали. Он еще не знал, что именно здесь, в уютном, зеленом Симферополе, произойдет его знакомство с делом Георгия Горделадзе.

Галина Сомова была высокой стройной брюнеткой. Андрей обратил на нее внимание сразу, как только увидел. Семинар проходил в старом, некогда принадлежавшем ЦК профсоюзов санатории. Санаторий находился в живописнейшем месте на берегу моря. Но в первый раз Андрей увидел Галину не у моря, а в пасторальном пейзаже на берегу пруда, обрамленного старыми ветлами… Галина стояла на мосточке и кормила уток.

Солнце местами пробивалось сквозь густую листву, блики высвечивали на зеленоватой воде пятна более светлого цвета. Все это выглядело очень красиво, но Обнорский подумал вдруг, что пруд в светло-зеленых пятнах солнечного цвета и коричневых пятнышках уток похож на камуфляжный комбез… Сравнение было неприятным и неуместным в этот солнечный мирный день.

Рождало глубоко в душе протест, чувство тревоги. Впрочем, это чувство быстро пропало. Мелькнуло — и пропало. Андрей улыбнулся девушке на мосточке и проследовал дальше. Сопровождавший его шустрый мальчик из тусовки говорил о евроремонте, сделанном в санатории, о новых импортных унитазах и о свободе слова… об унитазах у него получалось интереснее. Или, по крайней мере, эту тему он знал глубже.

Обнорский для поддержания разговора кивал головой. Андрей чувствовал, что женщина смотрит вслед…. Не о том думаете! Он понимал, что дело-то не в бампере… какой, к черту, бампер? Было бы о чем говорить! Понимал, что все его, Слепого, злорадство — от страха и неуверенности.

Оттого, что промах напарника как бы приподнимает самого Слепого. Грек открыл дверцы багажника — груз лежал на полу, накрытый куском драного брезента. Слепой включил фонарик, осветил груз. Луч фонаря упал на большой полиэтиленовый мешок, запаянный намертво.

Толстый матовый полиэтилен не позволял разглядеть, что там, внутри. По синтетическому покрытию пола багажника мешок скользнул легко. Он вывалился из салона и шлепнулся на землю, покрытую опавшей листвой и снегом.

Он вытащил из кармана нож-выкидуху, разрезал мешок. Из разреза показалось что-то темное, страшное…. Он сделал поперечный разрез и отогнул в стороны половинки разрезанной пленки.

Теперь стало видно, что в мешке лежит безголовый труп мужчины. Долго ворочали, укладывая в яме, матерясь зло друг на друга, на покойника без головы, на Деда… Страшно было — край. Но никто не вышел из-за снежной кулисы, никто не помешал, и они засыпали труп тяжелой, напитанной влагой землей. Завернули в полиэтилен лопаты, перчатки, швырнули в багажник. Потом и сами сели в машину. Тепло было в салоне, уютно. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти.

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: В этот момент и зазвонил телефон. Андрей достал трубу из кармана куртки:. О Филатове он слышал, но никогда не встречался. Сергей Васильевич — ваш поклонник и хотел бы с вами встретиться. Политики такого уровня довольно редко нисходят до общения с литераторами. Обнорский собрался задать еще вопрос, но Филатов сказал:. Голос у Соболева был властный и уверенный.

Обладатель такого голоса определенно привык руководить людьми и, вероятно, принадлежал к публичным политикам. Вот когда встретимся в Крыму… вы, кстати, раньше бывали у нас?

Это, напротив, я буду вам признателен, ежели вы соберетесь и прилетите к нам. Но пока мы не в Крыму, а в Питере… Если вы свободны нынче вечером, может быть, мы поужинаем вместе, Андрей Викторович? Вы знаете, где она находится? Я, кстати, могу прислать за вами машину. В былые времена гостиница принадлежала обкому КПСС.

Простому смертному попасть в нее было так же невозможно, как грешнику в рай. Это неприметное здание рядом со Смольным никогда не афишировало себя — свои респектабельные апартаменты оно предоставляло избранным.

Теперь гостиница принадлежала правительству города то есть опять же — Смольному , но сохранила прежние традиции и закрытость для посторонних. Обнорский понял это сразу, как только вошел в холл. Подтянутый мужчина неопределенного возраста — ему могло быть и тридцать с небольшим, и сорок пять — встретил Обнорского у входа и вежливо поинтересовался, кто и к кому?

Андрей представился, но мужчина столь же вежливо попросил разрешения взглянуть на документ, удостоверяющий личность. Андрей сбросил куртку на руки другому, неизвестно откуда появившемуся мужчине. Сбросив куртку, Обнорский успел перехватить неодобрительный и будто бы слегка удивленный взгляд, которым первый секьюрити окинул его свитер, и джинсы.

Крымский премьер встретил гостя в холле четвертого этажа. На вид ему было около сорока лет. Премьер оказался крепким, широкоплечим человеком с открытым, располагающим лицом. Она вышла в вечернем платье, и Обнорский снова вспомнил про свои джинсы и свитер. О чудовищной трагедии горбачевской эпохи, когда безжалостно вырубалась элитная лоза. О самоубийстве знаменитого крымского винодела… Соболев говорил горячо, страстно, о наболевшем. Похвала была — чего ж скрывать?

Вдвойне приятна оттого, что Соболев говорил искренне, от души…. Андрей рассказал Соболевым о своей военной эпопее. Слушали его внимательно, с интересом. Когда ждать новых книг? Обнорский вкратце рассказал о работе Агентства, о последних расследованиях. Для иллюстрации привел пример розыска и задержания Крохи Имеется в виду реальный случай из практики Агентства журналистских расследований.

Сотрудниками агентства был установлен и задержан некто М. Случай беспрецедентный, не имеющий в отечественной практике аналогов. В Питере дело получило громкую огласку, но гости из Крыма о нем не знали. Соболевы выслушали Обнорского с откровенным изумлением. То, чем вы занимаетесь, наверное, очень опасно?

На нас уже, как принято нынче говорить, наезжали. Нас пытались купить, нас пытались запугать, скомпрометировать… не буду вас утомлять подробностями. Было время, когда я пытался работать в одиночку. Вот тогда действительно было очень опасно…. И я начал создавать Агентство.

Оно рождалось в адских муках. Но теперь мой ребенок вырос, окреп и может решать весьма непростые задачи. Простите уж за нескромность. То, что вы рассказали, вызывает восхищение… Задержание профессионального киллера?

Это достойно правительственной награды!