Святой преподобный Александр Свирский

Дорпален Андреас Дорр Энтони Дорренс У. Решительный, есть смысл зарегистрироваться и оформить заказ с регистрацией (кнопка "Оформить заказ" с регистрацией), когда узнали о планах Дмитрия озвучить серию Этногенеза, больше как по плитке не кушайте.

Что такое управленческий интеллект. Согласна с Вами, что больше никогда не осмелятся полюбить, тогда через год они смело смогут съездить в Париж.

+ Read More

Комнатное цветоводство М. Александрова, П. Александров

Что бы вы сделали, если бы узнали, что муж изменяет? На родных землях меньше чем неделю назад произошло довольно громкое преступление, которое получило и огласку в прессе. Как бы это дико не звучало для нашего времени, но убийство произошло на фоне ревности.

И я задумалась, а что бы сделала я, если бы муж изменил? Я отношусь к малочисленному виду "мамаша-пофигист". Учится ребенок, и ладно. Золотая медаль в доме уже есть, висит-пылится на видном месте. Свой мозг в головы дочерей все равно не вложишь, поэтому приходится обходиться заводской комплектацией. На каждое собрание прихожу с открытой душой новорожденного ребенка: Однако и меня не обошел стороной конфликт с учителем. Но я смогла решить его с наименьшими потерями.

Об этом расскажу в своей записи. Вот с таким приспособлением можно навести идеальный порядок в шифоньере. Пользуюсь ею уже больше года. Называю эту приспособу - "гладильной" доской.

С её помощью очень легко складывать как упакованные в магазине: Сделать такую доску очень просто. Дорогие мамочки, очень хочется услышать ваш опыт - как вы переживаете детскую неблагодарность. Хотя детскую уже нельзя сказать - деточке 16 лет. Не могу сказать, что она избалована излишествами, дорогие вещи дарятся в основном на большие праздники или надо заслужить.

Хочу поделиться несколькими ситуациями - это уже край, накипело, поэтому реагирую очень болезненно. Вы можете войти на этот сайт под своим именем. Сад, огород, цветник - 2-е издание Болезни цветочных культур, Журавлев И. Декоративные теневыносливые растения садов и парков, Билибина А.

Атлас вирусных и микоплазменных болезней декоративных растений, Зирка Т. Практикум по цветоводству, Под ред. Потапова Сохранение срезанных цветов, Игумнов М. Цветы в букетах и композициях, Утенко И. Вредители и болезни цветочных и оранжерейных растений, Белосельская З. Красивоцветущие кустарники, Куклина А. Приусадебное цветоводство, Тавлинова Г. Ранние весенние цветы, Тавлинова Г. Вредители и болезни цветочно-декоративных растений Синадский Ю. Овощеводство и цветоводство защищенного грунта для любителей, Алиев Э.

Однолетние цветочные культуры открытого грунта, Бровкина Т. Уход за гладиолусами, Беднова Е. Уход за тюльпанами, Данилина Н. Всё о клумбовых растениях, Хессайон Д. Цветы родной земли - Байтулин И. Линь Комнатное цветоводство Вашему вниманию предлагается книга В. Линь "Комнатное цветоводство" — Аделант, формат: Тулинцев Комнатное цветоводство М. Государственное издательство сельскохозяйственной литературы.

Предлагаем вашему вниманию книгу "Комнатное цветоводство" — Издательство сельскохозяйственной литературы, журналов и плакатов, формат: Лихонин Комнатное цветоводство С древнейших времен люди цветами украшали свое жилище, одежду, дарили их в качестве подарков Миллионы людей увлекаются разведением цветов в домашних… — Клуб XXI век, формат: Юхимчук Комнатное цветоводство Об эстетическом значения комнатных растений, об улучшении ими санитарно-гигиенических условий жизни людей, о декоративных и биологических свойствах луч-ших цветущих и декоративно-лиственных растений… — Урожай, формат: Комнатное цветоводство Комната, украшенная цветами, вызывает чувство особого уюта и покоя.

В этой книге собраны описания более видов комнатных растений, в том числе пока редко выращиваемых в наших домах. Даже не зная… — Фолио, формат: Тавлинова Комнатное цветоводство Описаны основные виды декоративных растений, способы их размножения и выращивания в комнатных условиях, приемы озеленения окон и балконов.

По сравнению с предыдущим изданием г. Книга в подарок Подробнее Юхимчук Комнатное цветоводство Об эстетическом значении комнатных растений, об улучшении ими санитарно-гигиенических условий жизни людей, о декоративных и биологических свойствах лучших цветущих и декоративно-лиственных растений… — Урожай, формат: Журавлев Комнатное цветоводство В книге в популярной форме рассказано о характерных особенностях биологии наиболее распространенных комнатных растений; приведены сведения о климате их естественных местообитаний; сформулированы… — Нива России, формат: Приводятся также сведения о их назначении, вариантах размещения… — Книжный Дом, формат: Юдина Комнатное цветоводство С древнейших времен люди цветами украшали свое жилище, одежду, дарили их в качестве подарков Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,.

+ Read More

Дневной свет. Сборник стихов Александр Андреев, Игорь Нерцев, Александр Рытов

Слой пыли на твоём столе, Самум на перекрестке Вмещают всё, что на Земле Вступало на подмостки. И, зачерпнув рукою горсть Дорожной честной пыли, Услышишь, жизни краткий гость, Шуршащее: Душа катит, не каясь, С ухмылкой седока, А сердце, задыхаясь, О воздух рвёт бока. Душе блаженство — вор ли, Злодей ли искусил, А сердце рвётся в горле, Отдав остаток сил. В бездонном небе тая, Лишь памятью дыша, На землю, отлетая, Хоть посмотри, душа!

И кто-то по-мужицки прям и краток, И кто-то по-мальчишески высок, И кто-то новый вносит отпечаток, И кто-то подставляет свой висок. Когда обстановка арканит К немилым трудам и глазам — Приди сюда в гости. Всё канет, На раны прольется бальзам. Под каменным градом мерзавства Примчишься, минуя дома, И образы зримого завтра Вернут тебе ясность ума, И Время, в бессмертном протесте, Вернёт тебе голос и жест, И будешь в служении чести Незыблем, как каменный крест.

Мы что-то тут настряпаем, Ты что-то там прочтёшь… Дай дружественной лапою Почуять сердца дрожь! О, наш читатель будущий, В надежде, что ты есть , Подай смотавшим удочки Из будущего весть!

Не нам, при нашем бремени, Вершить к тебе пробег — Включи машину времени, Всесильный человек! Уже, как видишь, в космосе Оставили следы… Но, сквозь бессмертье косности — Оконцем из слюды, Намёком, знаком, шёпотом, На час, на полчаса, Ты, для обмена опытом Предстань на полчаса!

Идущие смотрели с интересом И взвешивали взглядом тот навес. Это все-таки спасенье - Сбежать от городского мельтешенья На пару дней в глухой далекий лес.

Две-три версты до станции осталось. Глубокая и сладкая усталость Так позабыто в нас переливалась, Прося о сокращении пути! Прищурившись, заметил наш вожатый, Что возле той сосны щеголеватой, Янтаринками длинными богатой, Могли б свернуть и напрямик дойти. Как водится, мы времени не знали, Когда приходит поезд. Лишь гадали, А в сапогах дремать в дощатом зале - Не улыбалось Вожак, подобно Ною, Уверен был. Тропинка за спиною Вильнула и исчезла в тот же миг.

От их ли Молчанья как-то сразу мы притихли? От шороха ль сухих иголок, рыхло Прикрывших тьму невидимой земли? Пошли подъемы, спуски, перепады, Кривым был путь прямой! Молчим - не рады. Какое-то подобие преграды Обзор перечеркнуло нам вдали. Уложенные ровно, Лесной просвет загородили бревна, Вернее - тени бревен.

Кто-то, словно "Завороженный, тронул каблуком - И оболочка сразу проломилась, Как скорлупа. Внутри уже не гнилость, А пустота была. Отборный лес, истлевший целиком! От черноты, в массив готовой слиться, - К вожатому мы обратили лица. Мне часто лесниковские жильцы Пророчили: Но даже не успел начать венцы Войны знакомый почерк И в сей глуши оставил жирный прочерк, И эту глушь статистика проскочит, Не присчитав к народу никого. Лес, мастерской рукою покоренный, Лес вынянченный, ровный, окоренный, Когда-то свежей стружкой озаренный - Ждал столько, сколько мог.

И помню, вот что показалось странным: Зеленый мир - всегда, по свежим ранам. Крапивным или ягодным бурьяном Готовый зарастить любой просвет- Не тронул место будущего дома, Не просигналил войску травяному, Как будто слышал звук шагов знакомых, Мол, стало б веселей с тобой, сосед Не давите На сердце! Где ж остался тот строитель, Теперь уже совсем нездешний житель, Успел ли он хоть вспомнить-то о вас?

Успел ли, хоть в последнее мгновенье, Сквозь жаркую завесу отчужденья Увидеть завершенное строенье И за окном - зарницы детских глаз? По нам ударил залп видений всяких: Не бревна - плот в жестокой той атаке, Среди реки исчезнувший во мраке За первой вспышкой встречного огня.

Не лес, что окорен был для работы,- Вязанки шестиствольных минометов Искали затаившуюся роту, От страха и от ярости звеня. И снова предзакатным лесом темным Торопимся. Молчим о том огромном, Что, встретившись с маршрутом нашим скромным, Оставило на нем свою печать. Деревья - как зенитные орудья, И нас уже не радует безлюдье, И хочется, вдохнувши полной грудью. В воображенье стыли перекрестки, Асфальта гладь взломал кустарник жесткий, Трава в подъезды лезла.

По известке Шли трещины - то вкривь, то прямиком. Подземным глянцевитым переходом Переползали змеи и у входа На солнышке лежали. Дом, где мода Блистала, - зарастал зеленым мхом. Вот гастроном и с ним театр в обнимку - Хотя бы человека-невидимку Услышать!

Хоть бензиновую дымку Прибавить к этой ясности сквозной! Витрину занавесила плющина, Через афишу вылезла хвощина Перед нашим взором, Приветственно взмахнув нам семафором, Мир станции открылся.

Если и не триста, Так тридцать - точно. Верещал транзистор И нас не злил. И тут зажглись огни. Программа выполнялась без изъяна: Минуты две до поезда! Как пьяный - Без рюкзака.

Подумать, подышать на холодке; С внезапным ощущеньем переклички Заметить в ожиданье электрички, Что ты без шапки, снятой по привычке Еще тогда, а шапка - вот, в руке. Не умещается в умах Терзаний будущих размах. Вчерашних идеалов крыши Нависли и мешают жить.

Конечно, правда выше лжи, Но есть и правда - правды выше. Жизнь - это блеск и чернота. И только плоская мечта Совсем не знает темных граней. Анализ — процесс машинный, безличный, синтез — человеческий, одухотворённый.

Поэтому рационализм — бесчеловечен, а иррационализм — человечен. Рационализму, чтобы втереться в доверие людей, нужна ещё овечья шкура: Иррационализм выступает перед людьми с открытым лицом: В чём сущность искусства? Никого не интересуют чужие переживания, а только свои собственные. Искусство состоит в искусстве подсунуть человеку чужие переживания за его собственные. В бедной стране отношение женщины к мужчине неизбежно иронично. Действительно, предположим, за три года свершится экономическое чудо: Пальто и обеды, комнаты и развлечения, транспорт и услуги станут непредставимо лучше, но женщины… женщины останутся такими же, как были, ибо они всегда хороши, тогда как всё остальное и вещи, и мужчины хорошо лишь относительно.

И женщина, зная, что она абсолютно хороша, а существующая жизнь не может предоставить ей честным путем достойную оправу, с глубоко осознанной иронией смотрит на того, кто провозгласил себя устроителем жизни, создателем благ, знатоком всего, что нужно и существенно, — на мужчину.

К мировым константам, вроде абсолютного нуля, скорости света, надо прибавить ещё и Женщину. Что такое исключительные люди? Это самые обыкновенные люди, которые по случайному стечению обстоятельств поставили себе исключительные цели. А достичь исключительной цели может всякий обыкновенный человек, только он этого не знает. Он думает, что исключительные цели — для исключительных людей.

На самом же деле только исключительная цель делает исключительным человека, бывшего в момент выбора этой цели самым обыкновенным. Действительно интересно и не задано наперёд только сцепление обстоятельств, которое толкнуло человека на выбор такой цели. Будьте внимательны к сцеплениям обстоятельств: Вечная непостижимость жизни есть единственный двигатель жизни. Не происходит ни малейшего приближения к разгадке пределов мира или к разгадке тайны происхождения и смысла жизни.

Единственное, чего мы можем добиться, выкладываясь до предела — это не более полного, не более истинного, а всего лишь нового понимания жизни.

Возможность нового понимания, не такого, как у всех предшествующих поколений, есть величайшая радость жизни, вдобавок — неисчерпаемая. Покончить с иллюзией, что на других планетах или у обитателей иных звёздных миров будут какие-то потрясающие открытия. Подлинные высоты вечно будут открываться на Земле и в человеке. Реалистический символ выше типического характера, так как он кроме правды жизни данной более скупо и подчинённо выражает ещё и суд совести в более прекрасной форме, чем типический характер в активно-прекрасной форме.

Не надо путать его с романтикой: Общее между реалистическим символизмом и романтикой — только приподнятость тона, идущая от нашего активного отношения к прекрасному, сознательно поставленному выше, чем умиление перед правдой жизни. Характеры бывают волевые и нулевые. Творческие натуры часто и неизбежно переживают тяжелый конфликт между волей и вдохновением. Раскрытие этого в одной душе может стать темой целой вещи.

Держись внимательнее с талантливыми и маститыми, но уже перестающими творить художниками. Всё поймут, всё объяснят, но с искренним интересом будут слушать лишь в узком диапазоне излюбленных мыслей, за приобретение которых заплачено всей творческой жизнью. Религиозность вещей Достоевского…, — а все события светские, житейские, и ни люди в рясах, ни ангелы ни во что не вмешиваются, и нет никакой оскомины.

Это значит — Бог в душе, без вульгарной наивности не на небе, не в храме. Поэтому он всевластен и всепонятен и для христианина, и для мусульманина, и для атеиста.

Работу всегда сделаешь в одинаковом качестве, идею же — измучаешься, но не восстановишь. Почти все творцы и герои — люди двойного счастья. Кроме любви к родине или к идее они обязательно испытали еще чувство — любовь к одному единственному в мире человеку в мире, каким бы тайным это чувство не было. Побеждает не тот, кто убил своего врага. Побеждает тот, кто остаётся жить в памяти людей, даже если его убьют. Диалектика жизни распяла его на кресте, перекладинами которого были: Вокруг большого счастья, словно планеты вокруг Солнца, обычно вращаются ещё и маленькие радости.

Красота иконы в том, что сухость рисунка сочетается в ней с сочностью живописи. Это противоречие, без которого не бывает великого искусства. В каждом шедевре обязательно присутствует напряжённость, невыносимость, т. Если в произведении — одна только прекрасная гармония, оно уже спокойное, холодное, оно уже на полпути к декоративному искусству — от подлинного, к которому принадлежит лишь внешне, по жанру.

Лев Толстой не был счастлив. Несмотря на все муки совести и самоистязание, он не сумел полюбить никого и ничего больше, чем тайно! Такова судьба всех биологически чрезмерных натур. Непреодолимая любовь к себе. Мы не называем это чувство высоким.

Хорошо сказал Стендаль о Талейране: Собака уползает умирать в одиночестве, стыдится своей слабости и жалкости, а люди любят размазывать свои несчастья на виду у всех, идут подыхать на площадь. Объективность и субъективность художника.

Бенедикт Лившиц, идеолог футуристов и друг Маяковского, много лет спустя, назвал себя профессиональным литературным неудачником. Его огорчало и удивляло, почему он, понимая сложнейшие события, глубоко проникая в мир тончайших человеческих отношений, обладая изысканной наблюдательностью, всё же не смог написать ничего значительного. Он ужасно страдал и честно завидовал. Представляется, причина его неудач в том, что он переоценивал значение объективного знания и недопонимал решающего значения для художника субъективного знания.

С его складом ума ему надо было пытаться стать учёным, а не писателем. Всех людей такого типа заедал анализ. Им интереснее анатомировать цветок, чем создавать его.

Сущность художника не в гениальной объективности, а в гениальной субъективности. Представим себе три книги: Если это настоящие книги, то при чтении первой нам будет казаться, что нет ничего значительнее жизни крестьянского рода, а всё остальное — мелко, суетно, производно по отношению к этому — самому коренному, самому главному в жизни.

При чтении второй книги судьба и страсть учёного нам будут казаться единственно стоящими, единственно достойными человеческого звания, а все остальные образы жизни покажутся застойными, пошлыми, ленивыми, повторяющими многовековую рутину. И будешь уверен, что только учёные меняют лик земли и наполняют смыслом и движением жизнь человечества, делают её непрерывно изменяющейся.

И разве не покажется судьба героини третьей книги самой прекрасной, разве не околдует нас её трагизм и очарование. Редкая, ослепительная вспышка, в каких только и раскрывается величие человеческого духа, вечная красота женственности.

Оно заставляет нас верить в субъективные истины страсти , и тем самым делает нас людьми. А в объективные истины верят машины, это их религия. Интуитивное доказательство утверждения Эйнштейна, что Бог находится в 5-м измерении. Мы можем себе представить нечто на одну ступень измерение сложнее известной нам формы, но на две — никак.

Лучшие математики с усилием могут представить себе 4-мерное пространство, но 5-мерное — невозможно. Поэтому, например, научно-фантастические романы о близком будущем могут быть пророчески правдивы, о дальнем же — всегда идиотски глупы. Самые коренные черты национального характера раскрываются в обыкновеннейшем, в отличие от черт индивидуального характера каждый в своем масштабе. Уже не в первый раз честное размышление наталкивает на мысль, что коренные черты русского характера полнее, неизменнеее, пленительнее раскрываются в женщине.

В этих категориях всё примерно похоже на другие народы. Сюжет драмы наших дней. Молодой человек, разрывающийся между стремлениями жить честно и жить хорошо. Можно сказать, только это сейчас и видишь со всех сторон.

Вот человек получил какое-то образование и начинает работать. Сначала он полон стремления работать честно, выполнять свою работу полностью и точно. Первое, что коробит — это, как правило, хамоватое обращение начальства. Второе — несправедливость в оплате, льготах, продвижении.

Те, кто бездельничает или едет на чужом горбу, оказываются в лучших условиях, потому что интригуют, а это молодому человеку с непривычки противно. Обида становится невыносимой, когда сверстники, вчерашние друзья начинают преуспевать на скользком пути. Получается, ты честен, поэтому живёшь хуже других. И крупный человек идёт на крупные преступления. Он попадает в компанию дельцов, и благодаря удальству русского характера и фактически бескорыстно, совершает такие махинации, что даже у опытных жуликов кружится голова.

Они хвалят его, но всё время не доверяют ему, чувствуя его честную основу. Дальше может быть гибель героя, тюрьма или его выход собственными силами на честный путь, тут надо подумать: Во всяком случае, грозу, гром и молнию в душе принесёт прекрасная женщина.

Её путь долго идёт параллельно, не переплетаясь. Истина не способна дать человеку и сотой доли той радости, какую даёт вера… В этом — корень различия между наукой и искусством. Недаром достижения науки временны, а достижения искусства — вечны. Человек, избравший своим уделом исключительно служение истине, превращается в простое орудие познания материей самой себя.

Вспомнить только учёных-расистов и учёных, работавших в области средств уничтожения. Впрочем, примеры можно найти и ближе. В то же время, чистая вера — это пассивность, состояние прострации. Чтобы создать что-то истинное в искусстве, надо осмыслить крупнейшие истины. При этом с верой в душе. Жизнь настоящего человека — это приливы и отливы высокого страдания между верой и истиной в их вечнодвижущем несоответствии. Ум и животная цепкость.

Нас как-то поразила неудача нашей борьбы с двумя дураками, хотя мы делали тонкие, умнейшие, прямо-таки неотразимые ходы. Между тем, ничего поразительного нет, просто открылась ещё одна истина. Можно быть не умным и не хитрым, и всё же преуспевать, если есть нахрап и нет стыда. Весь фокус в непрерывности долбления в одну точку. Наши умности уже забылись, отзвучали, а те двое продолжали барахтаться, как угодно, лишь бы не останавливаться, и выбрались на поверхность. Несомненно, процент мастеров своего дела среди царей не больше, чем среди сапожников.

Благодаря невероятной, сверхъестественной цепкости, нахрапу и отсутствию стыда многие дураки и посредственности вылезали и будут вылезать во власть, делаться министрами, начальниками и директорами. Бессловесность народа, неверие в справедливость и убеждение, что всякая попытка возразить окончится жестокой расправой.

Равнодушие к жертвам несправедливости, какая-то удивительная недоразвитость. Кто послабее — дитя, кто сильнее — зверь. Пассивность в ответ на все призывы.

Монументы исчезли, но тень от них осталась. Характер раскрывается на грани между возможным и невозможным для данного человека. Интересны и вовлекают в переживание лишь моменты попадания героя на грань между возможным для него и невозможным. Это азартно, — когда, будто бы зная человека, мы вдруг не можем решить, к какой из противоположностей он примкнёт. Решение, которое принимает человек, даёт нам более истинное представление о его характере, т.

Каждое новое решение приближает нас к полному знанию о характере. Из статьи по кибернетике: В который раз поражает универсальность понятий кибернетики, с помощью которых можно кратчайшим образом описать сложнейшие явления искусства. А возможна ли вообще выразительность без некоторого рода гротеска? Гротеск — это не только сатира; прекрасный образ — тоже гротеск, можно сказать, благородный. Из семени самого прекрасного яблока вырастает дичок.

Таким образом, культурные сорта как бы не существуют: И в то же время мы только с культурными сортами и знакомы, только по ним и знаем, что такое настоящие яблоки.

Вот вам и фикция! Так и с человеческой культурой. Каждый ребёнок — дичок, и дети величайшего гения без воспитания остались бы мычащими дикарями. Человеческая культура эфемерна, но только по ней мы и судим о человеке.

Так и с искусством. Его зрелые, прекрасные плоды — реальнее реальности. Сущность его своеобразнейшего таланта состоит в том, что, обладая сверхъестественной наблюдательностью, он ухитрился не приобрести собственных убеждений, или так умело прячет их, что может передавать чужие в чистом виде, не окрашивая их собой.

Поэтому у него так широк диапазон разнообразия людей. Он обладает хладнокровием профессионального фоторепортёра, который деловито снимает прыгающих из горящего небоскреба людей.

Но, оценивая и отдавая должное поучительнейшим в смысле полного отсутствия перста произведениям Моэма, я тем определённее ощущаю себя сторонником другого типа писателей — с героями, высоко поднимающимися над средневозможностью, над средним уровнем человеческой слабости. Меня очень интересуют причины, формирующие из обыкновенного младенца — необыкновенного человека, а также разница в реакции обыкновенных и необыкновенных людей на одни и те же события или обстоятельства.

Пока что записываю, чтоб только не мучали мысли. Ещё ни разу не перечитывал записанное, и не тянет. Главным признаком культуры человека является проявление способности к созданию художественного образа или совершению научно-технического открытия.

Эта способность — первокультура, или собственно культура. Энциклопедическая же образованность сама по себе является вторичной культурой, или культурностью. Сценарий сравнительно с пьесой — беспризорен и беззащитен.

Пьесу или канонизирует публикация, или автор сохраняет своё лицо, доводя пьесу с творческими работниками театра, заинтересованного в успехе пьесы. В сценарий же масса инстанций может влезать с сапогами, причем они в успехе не заинтересованы, творческими не являются, за провал не отвечают и заняты лишь навязываньем другим своих навязчивых идей.

Кинофильм — это незаконнорожденное дитя, прижитое гулящей девкой Киностудией неизвестно от кого. Надо обладать волей Эйзенштейна, энергией Чухрая, или одержимостью Калатозова с Урусевским, чтобы отстоять своё отцовство и показать миру то, что хочешь.

Цветок не имеет сюжета, но от этого он не становится абстракцией. Он радует каждую чуткую душу. Такие цветки нередко появляются в искусстве, особенно в моменты переломные для развития художника или целой плеяды мастеров. Иные цветочки куда интереснее или значительнее ягодок, которые из них вырастают. Драма Серова была в том, что эскизы были лучше самих картин. Искусство не для всех, но для множества, имеет полное право на существование, хотя бы потому, что в опосредованной форме вливаясь в мировой художественный опыт оно со временем приносит радость всем.

Какое счастье, что есть высшие страсти — Гамлет, Жанна — поднимающие к жизни звёздный луч. Никогда не входить в сферу творчества под девизом верности морали, — только под знаменем верности страстям! Заразить мир страстью к высокому можно только через показ высоких страстей, но никак не изложением высоких принципов, которыми руководствуются герои.

Эти принципы читатель, зритель, слушатель должен вывести сам из поведения героев. А это возможно, когда в поведении героев есть логика соответствие и соразмерность следствий причинам, верность характеров самим себе, не нарушаемая ни на миг.

Ушедшие от нас сильнее воздействуют на нашу совесть сознанием невозможности оправдаться в личной беседе, эксплуатируя их доброту. Судишь себя сам — по ним. Звёзды — как проколы в небе: И если сорвать дырявую темноту, то всё небо будет излучать этот прекрасный свет, не такой яркий и резкий, как солнечный, а именно сплошной звёздный свет, то же наслаждение, что и в звёздную ночь, только в тысячу раз сильнее.

Сначала дружески завидовали ей, потом возненавидели её доброй ненавистью и, наконец, поступили с ней по-хорошему подло. Он мог называться начальником единственно потому, что стоит на начальной ступени развития. Если человек не волнуется до смерти о результатах своей работы, то либо это не человек, либо это не работа.

О двухтысячные, о чем вы? Двадцать первый, о, двадцать первый! Все безумнее вкривь и вкось. Он, как отец у нас,— один. И мы себя в народе числим.

Он пять и десять лет живет на свете. Чужие в голове стихотворенья Две женщины стоят у колыбели: Пустая, а оторопь душу берет! Жизнь — это блеск и чернота. Смерть — если только не любовь. Только ветром хочу по России промчаться: В городах, в деревнях — все мои домочадцы. Что гудит в проводах? Он тебе не изменит. В дом вернуться пешком, на гнедом ли из битвы процокать.

Как все складно стоит на столе, по-земному как близко! Хлеб, и соль, и вино, и плоды — и друг другу возносят хвалу. Труд и путь неразрывны. Дорога отнимет от дома. На печи — не посеешь, в пустых кладовых — не пожнешь. Но, исхлестана ветром, душа ожиданьем ведома: Уж на край-то стола — ты опустишь любую из нош. Этот час, которого нет тише. Эта тишь, сводящая с ума! Это глубь невыплаканных бедствий.

Слепяще, радостно и дико Не листопад уводит лето: Последний знак его — в траве. В синем небе ни тучки. Перескочив на лед нетерпеливо. Тебя невозможно узнать до конца. Никто не ведает о нас. В двенадцатом — стирал с окна дыханье.

И между ними — глубоко! Что там — жизнь и смерть! Свет — вровень тьме. Когда я слышу поминутно: Внести свой квант в источник света. Не уставай — тревожить, сниться. Вести — господствовать в умах! Ожидание снега в сквозной черноте. Так вот откуда — свет очей!

И умерли все звуки. Названия греют и нежат: И волоком — Волоколамск? Что в прянике вяземском тает? Что Мглин укрывает в ночи? Сейчас я вам всем, пошехонцы! Но так же и жизнь коротка. Как думал в четырнадцать лет. Вот так и уйдешь, беспокоясь. Так пой же, светик, пой. Ей трудно не поддаться: Да, эту память рано сдать в музей. Да, кровью сердца пишут эти были. Да, кто-то пережил своих друзей. Но, боже мой — какое счастье — были! Мне голос догмы ненавистен. Я нашим дням хочу служить.

Его единственность — как чудо. Его мгновенность — как удар. В несчастье — ад. А в счастье — рай. Я остановок не терплю. Я в непрерывной смене истин. Страсть перестроек — не пустячный зуд: И авторы проектов во главе. И в городе уже сложился фронт: Дом отстояли, а соседний — нет. Храм защитили, потеряв ограду. Мы все в ее солнечной власти. Готов стоять у окон без конца я. Куда же он тревожно и печально? О, всё за той, мерцающей вдали! И черные трубы трубят.

Ведь есть же просветы. И никнет, осыпавшись, колос. И каждый твой шаг обречен. И только томительный голос: И я просыпаюсь ночами: Не слышится ль дальний ответ? Леса мои, долы, зверье! Край неба в разбойном огне. Срывается в бездну дорога. Но нет уже страха во мне! Не такой огонь, чтобы зачах! Никого на старых каланчах. Пламя рвется к окнам. Пламя лижет бледный неба край.

Сердце, не ответствует ли бог нам? Но в душе молчат и ад и рай Может, даже большее удастся: Оброню в мечты по лепестку Кабаков Пятая колонна в действии Сергей Кургинян. Логика политического кризиса в России Колонка редактора. О Родине и патриотизме У нас в Англии. Иван Жук Исторический архив. История государства Израиль Дискуссионный клуб Тим Керби.

Кое-что о национальной идее Владимир Кобаков. Сталин и сталинизм Роберт Конквест. Советофобия, как российский образованческий дискурс. Солженицын Выступление по испанскому телевидению Владимир Бушин. Гений первого плевка Джордж Оруэлл. Гроссман Жизнь и судьба В. Если кто меня слышит. Венецианские миражи Поэты Петербурга. Москва бандитская История Англии. Часть 5 История английской литературы. Литература раннего средневековья Паноптикум. Контракт Религия "Либерализм и христианство" Александр Щипков.

Не надо привязываться Е. Путешествие по Канаде Встреча с будущим. Поляков Доженились до мышей: Валерий Гергиев Крымские узоры Марина Матвеева. Физическая культура и спорт Музей, тюрьма, руины: Олимпийский городок в Сочи после окончания Олимпиады Отклики читателей и авторов журнала Содержание го номера.

Архив номеров "Русскоязычной Вселенной". Архив авторов "Русскоязычной Вселенной". Архив номеров журнала "Что есть Истина? Поиск по сайту Поэты Петербурга. Поэзия Игоря Нерцева, к летию поэта. Каждый о себе, а ты о нас — Пониманье, кротость и смиренье?..

Внешнее обманно впечатленье — спрятана душа от общих фраз?.. В чутье разрыв велик Или это плод воображенья? О, счастливчик, кто вершин достиг В постиженье азбуки общенья! Тех минут священная пора Вспять идет грядущим наслоеньям… Тех друзей стратегии пера Отдалила тень поминовенья В памяти, измучившей меня, Тщетно облик вызвать твой пытаюсь, Робость неразумную кляня, Зря заговорить стеснялась, каюсь!

Не была в числе друзей твоих, не слыла твоей знакомой даже, Случай выпал — ты мой правил стих И о нем беседовал однажды Сдержанность и вера убеждали Что стряслось — узнать нам не дано. Ты ушел, ее осиротя, Так и не успев проститься с жизнью Прикасаюсь к ней, не торопясь Вот и вышло — встретились мы снова!

Исповеди боль в стихах слилась С филигранной чистотою слова В паутинный сплетена клубок Сердцем вязь чужих переживаний! Гений твой счастливо избежал Штампов, внешней броскости оскомин. Всякому свой путь определен… В чем твоё предназначенье свыше?

В сутолоке дней как связь времен, Связь воззрений вовремя расслышать? Распознать, не переоценив, Собственностью не сочтя чужое, Вязкостью амбиций не затмив Суть, приняв пустое за святое? Веер перелистанных страниц, Жизненных коллизий и сомнений, Пережитых всяко — блиц и ниц, В драмах неизбежных отлучений Все прекрасно в стадии начал Как теперь мне остро не хватает Времени, где голос твой звучал, Пасторски уча и утешая!..

Все в тебе приму! Голос твой не уловить рискуя, Одиноко в космосе, вслепую Я иду по следу твоему!..

+ Read More

Геймер Александр Лоскутов

Тень Лучезарного Андрэ Нортон: Болотная крепость Хранитель болота Игорь Дравин: Тайна геллании Джордж Мартин: Книга 1 Кир Булычев: Голые люди Маркус Хайц: Несущие смерть Николай Басов: Слепая атака Сергей Малицкий: Прочее Религия Эзотерика Юмор: След черного волка Ольга Романовская: Игра на опережение Роберт Беннетт: Город лестниц Александр Зорич: Стальные грозы Маркус Хайц: А боги там тихие Александр Стрельников: Тайна руин Дмитрий Дашко: Укус мрака Лиза Смит: Дай бог каждому Владислав Выставной: Правила игры позволяли подобные замены в первые тридцать секунд после выхода на уровень.

Теперь, конечно, момент уже упущен — спасибо Патриарху и его дружкам. Вот что действительно бы не помешало, так это медпак. Даже просто сидя на посеченной осколками кочке, Макс чувствовал себя не слишком уверенно.

Близкий взрыв гранаты все-таки не прошел даром. В реальности это была бы серьезная контузия вкупе с несколькими средней тяжести осколочными ранениями.

Но это игра, и здесь подобные раны означали всего лишь вялость, несколько красных пятен на комбинезоне, легкую хромоту… и оставшиеся двадцать процентов жизни. Почему все еще в стартовой зоне? Наблюдатели интересуются… А то они не видели, что здесь случилось. Поморщившись, Макс отключил рацию.

Небрежно сунул в карман. Вообще-то я думаю, там уже все раздолбали, но посмотрим… Так ты идешь? Сразу же за кругом высадки голая земля была покрыта редкой травой, на удивление жесткой и колючей.

Макс попытался сорвать пару травинок, но лишь порезал пальцы. Еще дальше начинался столь же злой и неприветливый кустарник. В другое время и в другой игре можно было бы выйти на дорогу или хотя бы поискать тропу, но здесь и сейчас это было слишком рискованно: Пробираясь сквозь колючки, можно было по крайней мере не опасаться до времени вылететь из игры из-за чьей-то метко пущенной пули.

А что до ободранных рук и царапин на шее — пустое. Дальше этого поля они все равно не уйдут… Хотя медленно утекающее здоровье все-таки жалко. Прямо над головой на малой высоте пронесся самолет. Макс молча проводил его взглядом. Пригибаться и прятаться, как это сделал рыбкой нырнувший в кусты Ворон, он не стал — пилот истребителя, даже если и заметит двоих пробивающихся через подлесок солдат, все равно не станет связываться со столь незначительной целью.

Вот вертолет гораздо хуже. С вертолета могли бы и обстрелять. Из-за соседнего холма наперерез самолету метнулась оставляющая за собой дымный след серебристая игла… Взрыв. Огненная клякса в небе. И почти сразу же суматошная, лихорадочная пальба. Кто в кого стреляет, отсюда было не видно.

Но на всякий случай Макс все же взял автомат на изготовку и пригнулся. Осекся, с трудом подавив искушение протереть глаза: Всклокоченные волосы, царапина на щеке и огромные блестящие глаза. Откуда в игре ребенок?

Как он вообще прошел? Здесь же возрастное ограничение — до шестнадцати, а этому на глаз десять-то едва ли есть…. А то меня одного очень быстро убивают. Вы тоже идете к реке? Большего не понадобилось — мальчишка испуганно подскочил и мгновенно исчез в кустах.

Это же еще ребенок. Присев на корточки, Макс устало вздохнул. Вытянул раненую ногу, которая, кажется, с каждой минутой становилась все тяжелее и тяжелее. Эх, аптечку бы… Положительно игра не задалась с самого начала. И ведь не отмажешься потом, что, мол, не мы его провели. Правила на этот счет железные — раз шли вместе, значит, вам за него и отвечать. Черная отметка в профиле не нужна никому… И вообще мне непонятно, как этот Снифф сюда попал. Здесь такие фильтры на входе — блоха и то не проскочит.

И вдруг — бац! Подозрительно немного, не находишь? До начала третьего этапа всего полчаса, а нам по этим кустам еще добрых полтора километра пилить. Получасовой марш-бросок — и всего полтора километра. Вроде бы времени вполне достаточно.

Вот только эти чертовы колючки! С каждой сотней шагов слабость подкатывала все ближе. Тысяча неглубоких царапин могут убить с тем же успехом, как и меткая пуля. Занемевшие пальцы отказывались держать автомат. Воевать в таком состоянии было решительно невозможно, и Макс уже подумывал о том, чтобы махнуть на все рукой, не терять время и просто пустить себе пулю в лоб, но тут ему повезло: Так как поблизости не наблюдалось никаких дорог, по которым он мог бы сюда приехать, Макс сделал вывод, что на это чудо стоит посмотреть поближе.

В его кабине среди явно искусственных кровавых пятен Макс нашел новенькую, пахнущую оружейной смазкой снайперскую винтовку, коробку патронов и, что, пожалуй, важнее всего, полевую аптечку. Ее Макс использовал сразу же, после чего горящая ярко-алым сетка на теле несколько потускнела. Но и то хорошо. Теперь, во всяком случае, можно воевать без опасения, что винтовка в любой момент просто вывалится из рук….

Вообще-то следовало бы ожидать, что со стороны, защищенной столь неприятным естественным барьером, охрана будет пожиже, чем у главной трассы, но не тут-то было.

Лежа под кустом и изучая в оптический прицел вражеские позиции, Макс заметил сразу три пулеметных гнезда, двойную линию окопов, вертолетную площадку и на сладкое — стационарную ракетную установку. Чуть дальше из-за холма тянулись к небу пять длинных и толстых пушечных стволов. Вот она — цель.

И еще семь чуть левее… Отлично. Идущая первой команда отработанно попа дала на землю. Из второй выбыл один человек. В оптику Макс отчетливо видел, как под ударами крупнокалиберных пуль его тело судорожно задергалось и растворилось в воздухе еще до того, как коснулось земли — разорванные и особо жестоко изувеченные тела программа убирала сразу, чтобы не портить пищеварение оставшимся игрокам. Все ж таки это игра, а не реальная жизнь.

Здесь правила всегда были несколько более… гуманны. Потеряв одного бойца, обе команды залегли и дружно открыли огонь. Пользуясь воцарившейся суматохой, он выбрал первую цель — пулеметчика в ближайшем гнезде. Винтовка дернулась, с силой толкая в плечо. На землю с шипением упала слабо дымящаяся гильза.

Двумя сотнями метров дальше дернулся и картинно — как в голливудском фильме — повис на баррикаде солдат в пятнистой форме с нашивками несуществующей армии. Полминуты спустя упал с простреленной головой и мгновенно растаял другой….

Вмешательство кого-то третьего заметили почти одновременно обе стороны. Один из атакующих приподнялся на локте. Махнул рукой, что-то крича. Среди всей этой пальбы понять было трудно, но Макс все-таки разобрал:.

Реакция обороняющихся была гораздо более недвусмысленной: Тихо ругнувшись, он выстрелил в ответ. Опять выстрелил… Рядом, экономя патроны, одиночными выстрелами огрызался удобно устроившийся под соседним кустом Ворон. Вдвоем они успели уложить человек пять, прежде чем зашевелилась расположенная чуть выше на холме ракетная установка. И хотя упорно наступающая с востока группа представляла собой куда более опасного противника, своей первой целью она почему-то избрала засевшего в чистом поле снайпера.

Макс приоткрыл один глаз… Без четверти двенадцать. Пожалуй, придется все-таки вставать. Вылезать из-под одеяла не хотелось. В квартире было прохладно. Зевая и ежась, Макс нехотя выбрался из теплой постели. И первым делом схватился за батарею. Уже второй раз за месяц. Макс коротко и зло выругался. Виртуальные технологии позволяют любому желающему за полчаса построить себе хоть целый дворец, а в реальности которую неделю подряд все никак не могут починить теплотрассу… Поджимая пальцы, Макс прошлепал в ванную.

Вместо умывания побрызгал в лицо холодной водой. Пока машина загружалась, тестировалась и устанавливала соединение с сетью, он сидел в кресле, изредка прикладывался к обжигающей ладони кружке и изучал потолок. Взрывная волна всего лишь оглушила Макса и, протащив по камням, добавила на его спине десяток красных полос. Второй раз выстрелить ракетомет не успел. Сожженный точным выстрелом гранатомета, он превратился в бесформенную груду металла. Контрольную точку они все-таки взяли.

Где-то потерялся и, скорее всего, погиб Ворон. Остаткам не столь давно победоносной армии пришлось бежать через лес, на ходу отстреливаясь от преследователей. Максу удалось спрятаться в овраге. К тому времени на поле вступила четвертая, а может быть, уже и пятая волна игроков. Компьютерных противников уничтожили практически всех, и ради победных очков команды открыто охотились одна на другую. Наблюдатели благоразумно не вмешивались. На некоторое время Макс прибился к какой-то банде, собранной из оставшихся в одиночестве игроков разбитых команд.

Вместе с ними он отбил нападение чьей-то столь же пестрой группы, но потом, когда недавние союзники в одночасье превратились во врагов, снова пришлось бежать. Потом был еще один контрольный пункт, две с трудом отбитые атаки и зенитный пулемет, из которого он строчил по заходящим низко-низко, над самыми деревьями, вертолетам.

Один вроде бы даже сбил. Но второй к тому времени успел все-таки развернуться, дунул свинцом, полыхнул ракетами из-под крыльев…. Конечно, о его подвигах там не упоминалось ни единым словом. Сколько таких, как он, вояк геройствовали вчера на том пропахшем копотью и не знавшем ничего, кроме войны, клочке нарисованного мира? Упоминались только особо выдающиеся результаты: Бла-бла-бла — список уничтоженных целей, убито свыше трех сотен вражеских солдат.

Список целей, двести шестьдесят убитых. Третье место, одна тысяча…. Поощрительные призы по сотне зеленых. В личном зачете тоже ни одного знакомого имени… Ну и ладно.

Не больно-то и надеялось. Церемония торжественного закрытия чемпионата. Обещание провести следующий турнир уже на новой, более совершенной технической базе. Особые благодарности игрокам — список имен прилагается… Ничего важного. Почти четыре десятка писем. Спам… Спам… Спам… Приглашение посетить вновь открывшийся компьютерный салон. Дежурное письмо с уведомлением о необходимости оплатить услуги провайдера… Опять спам, ни один фильтр его не держит… Письмо от Ворона:.

Пожав плечами, Макс щелкнул по ссылке. Экран послушно развернулся, открывая интернет-страницу Мировой ассоциации виртуальных игр. Аляповатый, помпезный, утыканный рекламными баннерами раздел объявлений. Куча бесполезного мусора и пустой болтовни.

Что такого интересного мог найти здесь Ворон? Что вообще здесь может быть интересного? Интересное отыскалось лишь в самом конце страницы: Макс дважды внимательно прочитал его. Откинувшись в кресле, посидел, слепо глядя поверх монитора на потертые и выцветшие обои. Текст объявления не изменился. Вызывающее легкий трепет наряду со здоровым сомнением шестизначное число по-прежнему нахально маячило посреди экрана.

Не отводя взгляда от экрана, Макс потянулся к телефону. Привычно, по памяти набрал номер. Трубку подняли почти сразу. Чем целый день за компьютером сидеть, лучше бы делом занялся. Я только что был в Ассоциации. Заявка на проведение турнира официально зарегистрирована. И вдруг сразу турнир. Да еще с таким призом! Нет, здесь что-то другое. Пока не знаю что. Потом, спохватившись, вспомнил, что Ворон его все равно не видит. Вот она, привычка к виртуальному общению.

Тем более первое место мне там все равно не светит — максимум третье. А здесь как раз работа по специальности. И приз куда как хорош — о хлебе насущном можно будет не беспокоиться еще долго-долго… Так что я, пожалуй, в игре.

Наверное… Слушай, Макс, я потом перезвоню. Тут это… Потом, в общем. Потом так потом, время еще есть. Если верить объявлению, до начала соревнований еще два дня, как раз хватит, чтобы собрать команду… Что там, кстати, говорится на этот счет? Макс перечитал объявление еще раз:. Черный Властелин и Благородный Правитель ждут своих героев.

Команда чемпионов получает в награду вечную непреходящую славу и двести пятьдесят тысяч евро. Вяло пожав плечами, Макс потянулся за нейрошлемом. Поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Не было ни красочных рекламных объявлений, ни огромных панорамных экранов, ни даже электронного табло.

Одни лишь голые стены, кое-где задрапированные сказочными знаменами никогда не существовавших армий. Мертвые, частью отключенные, частью застывшие на одном кадре мониторы.

Ряд стандартных виртуальных терминалов вдоль дальней стены, большей частью свободных. На экранах простенькое, незатейливое меню — чистый текст без всяких украшений.

Народу было немного — человек тридцать. Большинство сидело за терминалами и вдумчиво изучало текст, что еще больше усиливало сходство с виртуальным читальным залом.

Еще на одного гостя никто не обратил внимания. Пожав плечами, Макс занял один из свободных терминалов — подальше от остальных. Дальше читать Макс не стал. Не ко времени все это. Потом, конечно, если доведется играть, историю придется изучить, и очень внимательно. Вот это уже важно. Это надо будет прочитать обязательно, даже если сыграть так и не доведется — хотя бы для того, чтобы знать, что там сейчас в моде среди геймдизайнеров. Запомним ссылку на будущее, но пока отложим до лучших времен.

Вот и то, что надо. Как обычно, в самом конце: Макс поспешно вдавил ввод. Написано было много, а читать в виртуале Макс не любил.

Да и зачем тратиться на пустой трафик, если с таким же успехом можно делать то же самое дома на диване. Тем более что сейчас к тому не было никаких условий. В любом случае напрасно задерживаться в этом полупустом, гулком зале, от которого мурашки бегут по коже, Макс не собирался. Бегло простучав по клавиатуре, он дождался короткого писка, которым компьютер сигнализировал о том, что вся находящаяся в свободном доступе информация успешно выкачана и доступна к изучению в офлайне, после чего сразу же скомандовал выход из виртуальности.

И стоило ли вообще лезть туда только ради того, чтобы посмотреть на мертвые экраны и постучать по кнопкам допотопного текстового терминала?

С равным успехом можно было просто подключиться к их сайту через Интернет, минуя все изыски современных технологий. Дав команду отключиться от сети и перейти на автономную работу, Макс открыл свежескачанные файлы и углубился в чтение. Продираться сквозь путаную мифологию и историю несуществующего мира было нелегко. В зубах вязли упоминания о бесчисленных героях и злодеях, отметившихся там-то и там-то, сделавших то-то и то-то. Неудобоваримые названия диких племен и затерянных городов приводили в ужас.

Эрганор был типичным игровым миром меча и магии, ничем особо не выделяющимся — в ассоциации Game-Net таких десятки, если не сотни. Проходной сюжет, основанный на вечном противостоянии Светлого Правителя и Черного Властелина, каждый из которых в настоящий момент набирал себе армию для последней и решающей битвы.

Вторых, третьих, поощрительных, зрительских и тому подобных наград не предусматривалось — еще одно весьма странное отличие. Обычно призов всегда бывает много, чтобы никто из по-настоящему классных игроков не ушел с чемпионата с обидой и однажды вернулся снова. Но, видимо, эрганорцы решили поступиться этим принципом. Макс покачал головой… Двести пятьдесят тысяч победителям и кукиш с маслом остальным — игра будет более чем жесткой.

Цацкаться с новичками никто не станет. Ни жалости, ни снисхождения. Играть можно за обе стороны: Это значительно усложняет игру и делает ее более многовариантной и интересной. Одно дело, когда тебе противостоят хоть и изрядно поумневшие за последние годы, но все еще достаточно предсказуемые компьютерные противники, и совсем другое, если во врагах ходят точно такие же игроки. За Правителя игра начинается в столице королевства. За Властелина — в его горной цитадели. Расстояние между ними — ого!

Хочешь — иди один. Или тащи с собой целую армию, если сумеешь ее собрать. Приз в равных пропорциях делится среди победителей. И последнее — турнир международный. И, значит, следует ожидать не только своих старых знакомых, но и массу новых игроков, с большей частью которых из-за незнания языков не удастся даже нормально поговорить.

И предугадать их действия тоже не получится. Это, конечно, справедливо и с обратной точки зрения, но от этого легче не становится. От своих по крайней мере знаешь, чего следует ожидать. Хватит ломать голову над практическими вопросами! Сначала нужно решить, стоит ли вообще с этим связываться. Вообще-то терять вроде бы и нечего. Так не в реале же!

Это ведь всего лишь игра, все понарошку. Всего-то и убытков — потерянный вступительный взнос. Зато в случае успеха…. Предположим теоретически, что решение уже принято. Ворон… Некоторое время Макс всерьез раздумывал, стоит ли брать Ворона.

Уровень у него маловат, а игра предстоит более чем серьезная. По идее, стоило бы поискать специалиста уровня так десятого или двенадцатого… Плохо, что Тихоня сейчас на югах — нашелся тоже любитель австралийского серфинга.

А больше на примете никого нет. Искать же, знакомиться, шарить по доскам объявлений и форумам нет ни желания, ни времени. На регистрацию команды осталось всего два дня. К тому же тут есть один неоспоримый плюс: Честь горца и еще не выветрившийся мальчишеский гонор. На предательство он не пойдет… Хотя по глупости может наворотить немало. Парень, скорее всего, сейчас опять на мели и шанс отыграть двести пятьдесят штук воспримет как дар богов.

Только можно ли ему верить? Должен же он понимать, что в одиночку не сможет не то что победить Властелина, но даже добраться до него… Впрочем, это соображение касается каждого. Добиться победы можно только командой. У одиночки, сколь бы крут он ни был, шансов почти нет. Макс резко мотнул головой. Да и сработаться с ней будет тяжело до крайности. Хотя верить ей можно: Идеалистка в сияющих доспехах.

Доспехи ей, впрочем, по классу положены, паладин как-никак. А вот идеализм — это уже от природы… Интересно, в реале она тоже такая правильная? Это уже другая крайность. Спору нет, воин он отличный, настоящий мастер, только вот быть с ним в одной команде — это еще хуже, чем иметь его во врагах. Есть у него такое умение: К примеру, можно ли, играя в виртуальный футбол, невзначай убить соперника? В прошлом месяце Кроманьонец доказал — можно.

Причем трое из них были из его собственной команды. И ни один судья ничего не заметил… Нет уж. К черту такое удовольствие.

Макс задумчиво посмотрел на экран, на котором в вечной погоне за собственным хвостом крутилась составленная из разноцветных шариков змейка. Вот с кем нужно поговорить! Плохо только, что найти ее не так просто. О призах и всем, что с ними связано, она редко задумывается, но принять участие в чемпионате наверняка не откажется.

Ну и еще одного… Мага бы. Но мага опасно, его слишком сложно контролировать. Да и игроков-волшебников подходящих уровней Макс вот так с ходу припомнить не мог… Если только Мерлин, но он последнее время в виртуальности появлялся все реже и, по слухам, в ближайшее время собирается вообще завязать с играми.

Плохо, если это правда: С другой же стороны, если горизонт не будет заслонять полумифическая фигура мага тридцать второго уровня, легче будет выдвинуться молодежи. Вообще-то можно сыграть и вчетвером. Пять — это вообще идеальное число. Больше — получается мешающая друг другу толпа, меньше — кучка беженцев, вынужденная обходить десятой дорогой любого мало-мальски сильного противника. Уравновешенная команда из пяти человек — это в самый раз.

С удобством развалившись в кресле, перекинув одну ногу через подлокотник, Макс задумчиво вертел в руках нейрошлем — толстый металлический обруч с широким гнездом разъема и выбегающим из него оптоволоконным кабелем.

Вообще-то нейрошлем — это устаревшее название. Подлинные нейрошлемы — кастрюли весом добрый десяток килограмм — уже давно и прочно отошли в прошлое. И в самом деле, как еще именовать эту штуковину?

Глупо как-то это все звучит. Пусть уж лучше будет старое название. Макс нашел взглядом зловредный будильник. Можно спорить на что угодно: К вечеру, конечно, народ подтянется, сейчас же все либо спят, либо те, кто посознательнее, находятся на работе.

Пойти, что ли, прогуляться? Просто так, от нечего делать — посидеть где-нибудь в кафе за столиком, полюбоваться местами, куда в реальности никогда и не попадешь. Холодные пальцы контактных электродов мягко легли на виски. Они почему-то всегда холодные, даже если на улице лето, прямо в окна жарит солнце и в комнате дышать нечем.

Или, может, просто так кажется? Главный портал Game-Net — место примечательное даже для людей, не относящихся к избранной касте любителей виртуальных игр. Один из самых больших в мире виртуальных порталов, громадный, непрерывно растущий и ежедневно меняющийся мегаполис, рассчитанный на одновременное подключение до пятнадцати миллионов человек. От главного входного узла на центральной площади паутинками во все стороны расходятся бесчисленные проспекты и улочки, свивающиеся в невиданный лабиринт, в котором рядом с небоскребами официальных представительств корпораций можно найти маленькие одноэтажные домики частных любителей игр.

За чисто символическую плату владельцы портала охотно предоставляли место для строительства всем желающим. Единственное условие — сайт должен целиком и полностью быть посвящен компьютерным играм. Главное — игровая тематика. За этим следили строго. Вывалившись из тихого спокойствия домашнего кресла в это шумное вавилонское столпотворение, Макс в первую секунду едва не упал. Сотни тысяч людей — разговаривающих, спорящих, обсуждающих последние новости на десятках разных языков создавали неповторимый звуковой фон.

К их голосам примешивались хвастливые лозунги плывущих над головой голографических реклам и воззвания с развешанных тут и там виртуальных экранов.

Весь этот шум, наложившись на сопровождающее вход в виртуальность слабое головокружение и легкий толчок системы безопасности, освобождающей входной круг портала для следующего посетителя, заставил Макса пошатнуться и на мгновение прикрыть глаза. Какой-то мужчина в чистеньком деловом костюме и при галстуке. Глаза спрятаны за толстыми стеклами очков.

На игрока непохож — вид слишком уж цивильный. Как решил Макс, из какой-то сопредельной страны. Но по-русски говорит очень уверенно. Наверное, когда-то жил в России. Макс повернулся спиной и неспешно-прогулочным шагом двинулся через площадь.

Мужчина, сохраняя добрую улыбочку, пристроился рядом. Для тех, кто не догоняет, поясняю: Попрошу соблюдать в точности. А то знаю я, как это у вас, русских, бывает: Отставать или уходить по собственным делам он явно не собирался. Ввязываться в драку не хотелось, даже без учета того что ближайший модератор смотрел как раз в его сторону. В последнее время это стало настоящим бедствием: В реальности за такое могли и побить, а здесь они ничего не боялись.

Если что — шмыг! Раньше, на заре виртуальности, примерно таким же способом развлекались всякие сомнительные личности, начиная с эксгибиционистов и заканчивая любителями куда менее безобидных развлечений. Но потом, когда модераторам разрешили в подобных случаях сразу же без разговоров применять оружие на поражение, искателей подобных приключений стало гораздо меньше. Вирусное оружие — штука неприятная, и что оно может сотворить с компьютером, не всегда можно представить даже в кошмарном сне.

Ответа Петрович ждать не стал. Искоса поглядывая на Макса, он продолжал вполголоса вещать:. Столько возможностей, столько путей для самовыражения. Только оглядись вокруг — мир исполнившихся мечтаний и овеществленных надежд. Здесь есть все, что только может пожелать душа. Любая иллюзия готова стать реальностью — для тебя… Скажи, тебе здесь нравится?

Профессионального геймера видно сразу. Хочешь, скажу, на чем ты специализируешься? И не файтер — тех сразу видно. Гонщиков и квестовиков отбросим — у них лица вечно такие… хитроумные. Хорошо еще, что не пытается изобразить оскорбленное достоинство типа шли, разговаривали — и вдруг…. Профессиональный геймер, зарабатывающий себе на жизнь участием в игровых турнирах.

Обладатель почти двух десятков чемпионских титулов. Фигура в определенных кругах почти легендарная… Не каждый день встретишь такую личность без дела шатающейся по улицам. Первое впечатление можно смело отбросить — это явно не спамер и не рекламщик. И уж точно не случайный прохожий. Функцию аварийного выхода Макс активировал сразу же. И теперь в правом верхнем углу, невидимая для посторонних, перед глазами горела алая надпись: Вместо ответа Петрович с улыбкой поправил очки. И Макс только тогда обратил внимание на то, что, несмотря на очевидную толщину линз, они ничуть не искажают прячущиеся за ними глаза.

В оправу вставлены простые стекла. Впрочем, наверное, не совсем простые и даже не совсем стекла. Скорее всего, что-нибудь хитрое вроде сканера. Максу доводилось слышать о таких программах. В том числе и о том, сколько стоит подобный штучный и запрещенный товар на черном рынке.

Давно он уже на нас смотрит… Опа, идет сюда. Давай-ка срулим отсюда побыстрее… Да хотя бы вон в тот бар зайдем. Ты что, боишься, что ли? Да не съем я тебя. Просто хочу сделать одно предложение… Что так смотришь? Ничего такого, чистый бизнес… Идем. Бар был чистенький, аккуратный и, как все в этом городе, посвященный какой-то игре. Скорее всего, японской, потому что лица на экранах и плакатах были, как одно, узкоглазы и имели прически самых фантастических форм и расцветок…. А ведь это место явно процветает.

Не каждый ресторан может позволить себе заплатить за перепрограммирование извлеченного из игры виртуального персонажа. Между тем тот парень, что выдавал себя за официанта, был явной программой. Огромный, наверняка совершенно неподъемный меч за плечами, ядовито-зеленые, заплетенные в сотню торчащих во все стороны косичек волосы, татуировка в пол-лица — ни один настоящий человек в здравом уме не станет так себя уродовать.

Свободных столиков было много. Петрович без долгих раздумий выбрал тот, что подальше от стойки. Макс, мимолетно подумав, что именно так обычно и начинаются неприятности, осторожно присел напротив. Только деньги зря просаживать. Здесь — хорошее… — Петрович торжественно отсалютовал бокалом, отхлебнул и восторженно закатил глаза. Говори, что тебе надо. У меня не так много времени, чтобы его здесь просиживать.

Больше похоже на какого-то трояна, причем весьма хитрого и явно несерийного. Может быть, даже писанного на заказ. Просто гуляя по улице, такую штучку не словишь… Много у тебя врагов, парень?

Я предлагаю ее снять. Я, между прочим, до сих пор не уверен, что там у меня что-то есть, а если и есть, то не подвесил ли ты мне ее самостоятельно за пару минут до этого.

И не суй мне свои очки. Если ты в своем сканере заранее поковырялся, он все, что угодно, покажет. А я, кстати, до сих пор так и не услышал, кто ты такой и почему вдруг решил ко мне привязаться. Вопреки ожиданиям Макса в ответ на эту прочувствованную речь Петрович всего лишь флегматично пожал плечами. Скажем так, я универсальный специалист по решению проблем в виртуальности… Любых проблем.

А, как ты выразился, привязался я к тебе потому, что хотел срубить немного деньжат, но теперь вижу, что не выйдет. Так что я тебя не держу, парень. Только давай я тебе все-таки свои координаты сброшу, вдруг еще передумаешь.

Да и вообще, если что понадобится, обращайся… Хочешь, свой сканер продам? Будешь в своих ролевках всех невидимок и все тайнички сразу замечать. Да и то я бы его не продал. Скорее уж сам бы играть пошел. Половина моих знакомых геймеров уже считают дни до начала и исходят слюнями от предвкушения… Только почему-то никто не задумывается, с чего это вдруг организаторы проекта решили пожертвовать столь большой суммой ради турнира, который продлится максимум дней десять и хорошо, если сам себя хотя бы окупит?

Макс молча пошел к выходу из бара. И уже взялся за дверную ручку, когда его догнал окрик оставшегося пить несуществующее пиво Петровича:.

Не в службу, а в дружбу. Если снимешь эту штуку самостоятельно, сбрось мне ее для изучения. А то, знаешь ли, меня любопытство разбирает, что это такое.

Далеко уходить Макс не стал. Свернул в ближайший же переулок. Прислонился к стене, чтобы подумать. Вот он — недостаток широкой популярности. Даже на улице уже узнают. И кто… А ведь будь на его месте какой-нибудь новичок, этот самозваный хакер даже не подумал бы подойти. И жил бы Бродяга спокойно, не беспокоясь ни о каких вросших в линию связи троянцах… Впрочем, тогда бы и троянцев-то не было. В любом случае спокойно и беззаботно прогуляться уже не получится.

Тот белобрысый хакер оказался прав: Причем сидело довольно давно, успев уже просочиться в половину архивных копий, за исключением самых старых. И, что хуже всего, Макс не представлял, как ему от этого избавиться. Снести весь софт и начать ставить все заново, начиная с операционки?

Начни сейчас — придется сидеть всю ночь. А ведь больше все равно ничего не придумать. Макс четко понимал, что самостоятельно скинуть внедрившегося трояна он не сможет. Просто не хватит умений. Он и нашел-то его только благодаря некоторой толике везения да одной старой доброй программке, позволяющей сделать снимок всех болтающихся в памяти процессов.

Но найти следы чужака и убрать его — совершенно разные вещи. Тот вариант, в котором пришлось бы заплатить Петровичу и допустить его в святая святых — свой компьютер, Макс даже не рассматривал.

Не в этой жизни. Компьютер требовательно пискнул и высветил посреди экрана яркое сообщение. Делать нечего… Начнем жизнь с нового листа.

Заодно избавимся от накопившегося мусора. Подтянув к себе клавиатуру, Макс решительно пробежался по кнопкам, вбивая еще с до виртуальных времен известную каждому компьютерщику команду: Хорошо еще, что ничего невосполнимого там нет.

Картинки, книги, фильмы — черт с ними, снова накачать можно. А святое для каждого геймера — личный игровой профиль — все равно хранится в Ассоциации. Пользователю выдается всего лишь его копия.

Пока компьютер методично переваривал сам себя, Макс успел покопаться в коробке с дистрибутивами, выбрать и отложить пару дивидишек. И когда на экране требовательно замигал курсор, все было уже готово. Оставалось только терпеливо ждать да по первому требованию медленно заполняющего свою память компа менять диски. Сколько раз уже приходилось вот так сидеть и пялиться на ползущую через весь экран синюю полоску. Требовательным звоном напомнил о себе телефон. Вздрогнув от неожиданности, Макс сердито зыркнул в его сторону.

Не требовался определитель, чтобы понять, что это кто-то из знакомых виртуальщиков. Кто еще может звонить в два часа ночи, пребывая в твердой уверенности, что через минуту его не пошлют куда подальше? Поднимать трубку Макс не стал. Пусть думают, что он занят в виртуале.

Впрочем, если звонят сюда, то, наверное, только потому, что не смогли найти его там… Ну и ладно. Все равно встретиться сейчас не получится, а по телефону такие дела не решают. Телефон напоминал о себе еще несколько раз, до тех пор пока Макс не выдернул его шнур из гнезда. После чего удалось немного подремать в кресле, в то время как DVD-драйв методично пережевывал очередной диск. За окном уже начало светлеть, когда компьютер, в очередной раз перезагрузившись, наконец высветил привычное многоцветие усыпанного многочисленными иконками рабочего стола и плавающий поверх них курсор.

Первым делом Макс подключился к Game-Net и после нескольких минут проверок и перепроверок восстановил свой профиль. Игрок Бродяга вновь вернулся к жизни. Макс же, зевая, принялся проверять почту. Стоило одну только ночь не появляться в сети, как почтовый ящик уже битком. У спамеров был день ударного труда? Оставить только те письма, чей отправитель есть в адресной книге… И все равно много. От одного только Ворона сразу три письма. Если только — на часах пять минут десятого — он не спит. Впрочем, последнее письмо отправлено всего-то минут двадцать назад.

Может, и не спит. На этот раз Макс не стал торопиться. Все о нем только и говорят! У меня уже четыре приглашения в команду. Рыжик и Мэриэн в перспективе. Кстати, ты не знаешь, где мне найти эту воинствующую? Говорят, она там частенько мелькает. Сходи к ним, оставь сообщение. Услышав в трубке частые гудки отбоя, Макс осторожно положил трубку на место. И полез за записной книжкой. Где-то там, помнится, он записывал телефон Рыжика….

Вытянув ноги и покачиваясь на стуле, Макс сидел за столиком в баре — том самом, где вчера говорил с Петровичем. Непонятно почему, это место вдруг запало ему в память, и, когда Рыжик предложил встретиться, Макс, не раздумывая, назвал именно этот бар. В конце концов, почему бы и нет? И к тому же интересное: Максу всегда нравились японские игры-сериалы.

Только вот играть в них было сложно — открывая окно в красочный, фантастичный, пропитанный духом чужой культуры мир, такие игры требовали от своих поклонников не просто играть, но жить в нем. Бессменный парень-официант молча принес пиво. Две бутылки — Рыжику и Ворону. Макс и на этот раз решил воздержаться. Тем более что в виртуальной выпивке, что бы там кто ни говорил, он все равно не видел никакого смысла.

И то и другое все равно нарисовано, причем, скорее всего, одним и тем же человеком. В чем же тогда разница? Или это окружение так влияет? Только вот пока еще не знаю с кем.

Ты в курсе, что она тоже набирает команду? На прямой, вызывающий взгляд Рыжик не ответил, отвел глаза. Макс нахмурился еще больше. Он не понимал, что здесь происходит. Попытка набить себе цену? Должен же Рыжик понимать, что на нем одном свет клином не сошелся. Тем более что класс у него не самый престижный — лекарей много, и подобрать среди них безработного всего лишь вопрос времени. А время пока еще терпит. Да и вообще, если в команде есть маг, то вполне можно обойтись и вовсе без лекаря.

Играть, конечно, станет немного сложнее, но зато можно будет взять еще одного воина…. Я слышал, что ты тогда отхватил главный приз… кажется, четыре тысячи, да? Ты что, на это тоже претендовал? А уж первое место… Я просто говорил с одним человеком из твоей команды. Он тогда много о тебе рассказывал. Говорил, что с тобой играть….

Ты требуешь от своих соратников невозможного и в то же время готов кинуть их при первой же возможности. Кое-кто из игроков решительно утверждает, что тебе нельзя верить. И постоянно нужно смотреть, что творится за твоей спиной. Интересно, в чем он меня винит?

В том, что его прямо перед самым финишем выперли из игры за нарушение правил? Может, еще скажет, что это я его на это толкнул? Блин, да кто кого подставил, это еще неизвестно.

Я радовался как поросенок в луже, что меня заодно с ним не замели! Только обвинения в читерстве мне не хватало. И так половина игроков смотрят на меня как на таракана в сахарнице! Под пристальным взглядом Макса Рыжик вяло пожал плечами. Ворон продолжал сверлить взглядом стол. Все равно мне твой настрой что-то не очень нравится.

А если действительно веришь, что ты мне нужен только для того, чтобы потом кинуть, то иди-ка ты лучше с Анжелой.

С ней тебе уж точно ни о чем таком беспокоиться не придется. Мне же балласт не нужен. Да, я не гарантирую, что все мы дойдем до конца. Я даже не обещаю быть честным и справедливым — не могу я это обещать. Единственное, что в моих силах вам дать, это шанс на победу, возможность отыграть двести пятьдесят тысяч евро. И за этот шанс я буду держаться руками, ногами, зубами и всеми прочими частями тела. А ты… Ты как хочешь.

А твои выкрутасы я уж как-нибудь потерплю… Кстати, кто еще с нами? Ворон, насколько я понял, тоже идет. Но троих ведь мало. Долго ждать не пришлось. Уже минут через пять к столику подошла девушка лет двадцати Коротко стриженная, подтянутая, стройная, совсем не похожая на широко известную в определенных кругах воительницу.

Одежда — простые джинсы и рубашка с коротким рукавом. Известный игрок-воин… Я ничего не забыл? Он тоже в команде. В конце концов, мы с тобой в этом деле не последние люди. А тащить с собой целую армию — это только привлекать внимание. Только передраться после победы нам не хватало. На любой вопрос ты всегда отвечаешь прямо и честно.

Может быть, поэтому тебя многие и недолюбливают. Резкий, порывистый кивок Ворона, спокойный и решительный — Рыжика. Легкая улыбка на губах Мэриэн.

+ Read More

У Щукина, на Знаменке… Александра Демская, Наталия Семенова

При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix. Когда в начале х годов в залах Государственного музея изобразительных искусств имени А. Пушкина и Эрмитажа начали появляться полотна импрессионистов, фовистов и кубистов, о людях, собравших эти шедевры в начале нашего века, ничего не было известно.

Трудно в это поверить, но в архиве Государственного музея изобразительных искусств имени А. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Искусствознание -- Изобразительное искусство -- Охрана памятников искусства.

Расширенный поиск Профессиональный поиск Заполните необходимые поля: Все поля Автор Заглавие Содержание. Или введите идентификатор документа: Справка о расширенном поиске. Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск.

Список полей представлен выше. По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: Настоящая работа - русский оригинал читанного Л. По французски она была опубликована в Париже в г.

В тексте имеются пометки Смотрите: Россия и Христианский Восток. Купить Книга посвящена замечательному памятнику русской истории - Царскому церковному месту, находящемуся в Успенском соборе Московского Кремля.

Его старинное название - Мономахов трон. Возведенное в г. Создателями Царского места были русские мастера, а в разработке замысла, несомненно, принимал участие наставник юного царя выдающийся деятель русской церкви XVI в. Царское место не только замечательное произведение искусства, но ценнейшее историческое свидетельство. В решающий для судьбы русского самодержавия период Царское место, утверждающее идеи святости, власти, царственности, увенчанное византийским двуглавым орлом, который стал русским гербом, с надписями и рельефами, излагающими историю передачи русским князьям византийских императорских регалий, явилось весомым и наглядным аргументом в вопросе о законности царского сана первого русского царя.

Наследие варягов - диалог культур. Твердый переплет, Энциклопедический формат. Археологические древности средневековой культуры занимают значительное место в собраниях Кремля. Среди них несколько предметов материальной культуры Скандинавии X-XI столетий.

Возможность соотнесения предметов Кремлевского клада с прямыми аналогиями с острова Готланд в Швеции и стало поводом открытия данной выставки.

Взаимные контакты Швеции и Руси наши отражение как в древних скандинавских сагах, так и в русских летописях. И многочисленные исторические и археологические источники также подтверждают это. Лик и личины России: Эстетика и литературная теория.

История эстетики в памятниках и документах М. Купить Поэт Вячеслав Иванович Иванов - самый выдающийся представитель русского символизма, самый последовательный из его теоретиков.

Его эстетические идеи оказали огромное воздействие на Блока, Белого, Брюсова, Волошина. В состав тома включены наиболее известные теоретические работы В. Теоретические и методологические исследования в дизайне ред. Школа культурной политики г. В них опубликованы архивные материалы теоретических и методологических исследований в области дизайна, проводившихся в лаборатории общетеоретических проблем отдела теории и методов художественного конструирования ВНИИТЭ в период годов.

Материалы представляют собой практически законченные, целостные исследования, связанные прежде всего с системно-деятельностным подходом к формированию дизайна и его теории как научного средства управления проектированием. Опубликованные в хронологическом порядке, они систематически и достаточно полно раскрывают картину деятельности лаборатории.

В предисловии выявлены идейно-концептуальные предпосылки проводившихся исследований, охарактеризованы основные этапы деятельности лаборатории, представлены ведущие авторские позиции. Дана атрибуция архивных материалов. Публикации могут служить основой для дальнейших углубленных научных исследований. Издание рассчитано на историков, теоретиков и методологов дизайна, а также на специалистов, занимающихся проблемами образования и управления в сфере дизайна.

Салоны в 2-х томах. Купить Предлагаемое издание Салонов Дидро представляет собой первую на русском языке публикацию в полном объеме. Книга дает представление не только об эстетических воззрениях выдающегося французского философа и писателя XVIII века, но и предлагает блестящий образец критического обзора произведений изобразительного искусства Франции второй половины XVIII века.

Книга будет интересна широкому кругу читателей. Институт славяноведения и балканистики РАН г. На пути к Просвещению; 4. Сербская культура в процессе общеевропейского культурного развития. Цивилизации Африки южнее Сахары. Культура народов Востока М. Купить Исследование основных культур Африки, характерных для них производственном и общественном строе и возникшем на их основе искусстве. Искусство и цивилизационная идентичность.

Купить Предлагаемое издание посвящено одному из малоизученных в гуманитарной науке вопросу - коллективной идентичности в ее цивилизационных формах. Сделан акцент на характеристике разных проявлений коллективной идентичности - от групповых, субкультурных и этнических до цивилизационных. Впервые делается попытка применения функционального подхода к искусству в его отношении к цивилизации.

Предлагается опыт анализа искусства в границах типа цивилизации Россия. Выявляются в больших длительностях истории специфические функции искусства, связанные с формированием и поддержанием коллективной идентичности и с его способностью преодолевать ее возможные кризисы. Обращается внимание на то, что идеологический период в российской истории является лишь одним из периодов в длительной истории российской цивилизации и, соответственно, цивилизационной идентичности.

В силу этого, история искусства в ее идеологизированном варианте подвергается кардинальному переосмыслению, в связи с чем сделан акцент на выявление латентных функций Искусства XX века, связанных с альтернативными формами коллективной идентичности.

Пространство европейской культуры в эпоху Екатерины II. Купить Книга посвящена изучению многообразных практик освоения культурных ценностей в общеевропейском культурном пространстве эпохи Екатерины II.

В статьях ученых из России, Франции, Германии и Голландии раскрывается история формирования знаменитых художественных, книжных и документальных коллекций, анализируется деятельность посредников. Статьи основаны на богатом архивном материале, сопровождаются публикациями ранее неизвестных документов.

Наив как видение мира - гармоничный самодостаточный оазис в мире, наполненном противоречиями. Живущий в поле многих начинаний, он отрицает привычный порядок этого мира, превозмогая усталость форм через изначальное действие.

Наив - особое умозрение, лежащее в основе любого творческого акта, а стало быть, являющееся универсальным феноменом для человека в культуре, творящего свое впервые-бытие. Для всех, кому небезразлично состояние современной культуры. Книга будет полезна ученым и преподавателям, представителям культуры и искусства: Купить В книге рассматриваются основные понятия и идеи современной философии искусства. Особое внимание уделяется своеобразию эстетического видения мира, художественному стилю, целям и ценностям художественного творчества, основным принципам искусства.

По-новому трактуются соотношение между традиционной и современной философией искусства, основные категории и принципы искусства, главные этапы его эволюции, философские проблемы современного искусства.

Обилие примеров из мировой истории искусства, доступность изложения и прозрачность языка делают книгу интересной для широкого круга читателей.

Купить В книге рассматриваются ахеменидская, парфянская и сасанидская эпохи. Автор видит в искусстве Древнего Ирана единую линию развития, прослеживающуюся во всех названных эпохах. Анализируя своеобразие каждой из них, автор особо отмечает те моменты преемственности, которые позволяют считать их этапом единого цикла развития.

Купить В сборник, посвященный юбилею научной деятельности доктора искусствоведения, действительного члена РАХ, зав. Каптеревой, включены очерк Т.

Никитюк , постоянно сотрудничающих с Отделом. В представленных статьях освещаются малоизученные вопросы истории зарубежного искусства от эпохи средневековья до ХХ в. На основе нового, вводимого авторами в научный обиход материала исследуется творчество отдельных крупных мастеров, рассматривается наследие национальных школ, культурная политика в области искусства, проблемы психологии художественного творчества. По новому атрибутируются две известные работы Дж. Книга призвана отразить сложившиеся традиции и широкий спектр методологических подходов к изучению истории зарубежного искусства, которые всегда определяли общую направленность научной работы руководимого Т.

Купить Репринтное издание Г. В книгу вошли статьи известного русского философа Н. Астральный роман размышления по поводу романа А. Культура Китая на пороге Нового времени М. Купить В своей новой книге известный отечественный китаевед В. Малявин предлагает оригинальный взгляд не только на традиционную культуру Китая, но и - в известной мере - на китайскую историю. Автор рассказывает о художественной культуре, миропонимании и быте Китая в XVII веке - времени, когда искусство и весь жизненный уклад получили свое наиболее полное и утонченное выражение, и при этом времени, когда начался закат традиционной китайской культуры.

На примере различных видов искусства - живописи, каллиграфии, архитектуры, театра, скульптуры - в книге выявляется общая основа художественного канона, прослеживается, как соотносятся в китайской традиции культура, природа и человек подробно говорится о символизме культуры. Купить Настоящая книга представляет большой интерес как первая в советской науке фундаментальная работа, посвященная португальскому искусству, в которой оно рассматривается в рамках единого исторического процесса от древнейших времен до современности.

В книге воссоздан образ различных художественных эпох в истории страны, подробно охарактеризованы произведения архитектуры и скульптуры португальского средневековья, живопись и архитектура эпохи Великих географических открытий, памятники зодчества и садово-парковые ансамбли, алтарные композиции, изразцовые панно эпохи барокко.

В издании около тоновых и цветных иллюстраций. Исторические сюжеты в иконографии агинского Дацана М. Купить Агинский дацан, подобно северным русским монастырям, имел богатую коллекцию произведений старобурятской живописи.

В процессе изучения этого материала автор устанавливает определенные связи между изображенными персонажами и подлинными лицами тибетской истории.

Таким образом, произведения старобурятской живописи становятся в интерпретации автора ценным историческим источником. Вместе с тем автор подчеркивает роль этого материала в качестве этнографического памятника, в котором воспроизведены реальные элементы старотибетской материальной культуры. Четыре портрета царицы Тамары. Об искусстве поэзии Серия: Памятники мировой эстетической и критической мысли М. Купить Великого древнегреческого философа Аристотеля Ф. Энгельс назвал самой универсальной головой среди мыслителей античности.

Сочинения Аристотеля стали важнейшим этапом в становлении научной теории поэзии и прозы. Аристотель обобщает опыт классической эпохи древнегреческой культуры, добивается невиданной прежде дисциплины научного мышления. Язык его философии очень прост и конкретен.

Мир мегалитов и мир керамики. Две художественные традиции в искусстве доантичной Европы М. Купить Книга посвящена исследованию древнего искусства Европы на примере двух художественных традиций - мегалитической и керамической. Искусство средиземноморья рассматривается как воплощение доисторического и аполлонийского мировоззрения, а мегалитическое искусство - как магическая победа страха смерти. Взаимодействие мегалитического и керамического стилей продолжает жить в мифологической памяти человечества, из этого противостояния рождается последующая цивилизация Средних веков и Нового времени.

В приложении помещены словарь терминов, географические карты и 24 листа иллюстраций. От древа к лабиринту. Исторические исследования знака и интерпретации Серия: Купить Эко известен отечественному читателю прежде всего как писатель, как автор оригинальных работ по средневековой эстетике, как широко эрудированный историк-медиевист. В этой книге мысль Эко раскрывается в новой грани: Книга представляет собой серию очерков, в которых освещаются наиболее важные, с точки зрения Эко, проблемы истории и теории знака и семиозиса.

Издание будет очень полезно философам, культурологам, религиоведам, а также всем интересующимся историей европейской философской мысли. Искусство и красота в средневековой эстетике. Библиотека средних веков Смоленск Алетейя г. Купить Книга представляет собой краткий очерк эстетических учений средневековья. Рассматриваются эстетические теории видных средневековых богословов: Этюды по теории искусства: Диалог естественных и гуманитарных наук. Купить Коллективная монография посвящена проблемам включения искусствознания в складывающуюся единую систему естественно-научного и гуманитарного знания.

Для этого предложен целый спектр методологических подходов: Книга будет интересна культурологам, литературоведам, семиологам, психологам, социологам, историкам, а также всем, интересующимся вопросами искусства и его развития Состояние: Из истории развития миниатюры Ирана XVI в. Купить Работа посвящена школам миниатюрной живописи XVI в. Тебриза, Казвина, Мешхеда, Шираза.

Показана эволюция художественных средств и приемов как школы в целом, так и индивидуальной манеры отдельных мастеров. На основании этих наблюдений делаются выводы о взаимодействии различных живописных школ, их отношении к традиции, решается проблема стиля миниатюры XVI в.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей живописи Востока. Государственные музеи Московского Кремля. Материалы и исследования М. Макарьевские соборы и годов и их значение; 2. Евангелие Иоанна Ульянова к вопросу о происхождении орнамента старопечатного типа ; О датировке церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове; Оружейная палата в XVI столетии;

+ Read More

Порох непромокаемый Александр Етоев

Разумеется, недопустимы жаргонные выражения и профессиональный сленг. Информационное обслуживание, СПБ, Применяются в Средней Азии и сопредельных областях. Пример построения определения на основе разных источников. В последнем случае часто подаётся с подстаканником. Личностная и социальная значимость образования. Образование укрепляет военно-технический потенциал. Тенденция на усиление практической направленности образования.

Практическая реализация принципа приоритетности образования. Проходя курс у меня появлялось хорошее настроение от тестирований. В некоторых случаях я даже удивлялся. Определиться в выборе профессий Узнать свои возможности, интересы по данным тестам. Александр Етоев Порох непромокаемый Обзор новых поступлений. Похожие презентации краткое содержание других презентаций на тему слайда. Этот День Победы порохом пропах….

Змея огнедышащего о семи головах? Умело построенная фраза, сочная метафора, трепещущая на языке и обжигающая нёбо, точный живой эпитет могут раскрасить во все цвета радуги самые банальные вещи, обратить в каскад приключений повседневную рутину.

В этом плане с Александром Етоевым нам повезло. Ну кто ещё мог написать: Авторы, владеющие словом так естественно и непринуждённо, редко обращаются к фантастике: Для них чудесен каждый куст, каждая пылинка, каждый воробушек малый. Зачем отправлять героев в джунгли Пандоры, забрасывать на просторы Средиземья, если достаточно солнечным днём прогуляться по Старой Коломне, поглазеть по сторонам, выпить кваса, вспомнить детство золотое?

Тут тебе и сюжет, и завязка, и кульминация, и развязка Но здесь история особая, уходящая корнями в раннее детство писателя. В далёком пионерском детстве, задолго до знакомства с сочинениями Даниила Хармса и Михаила Зощенко, Андрея Платонова и Евгения Шварца, куда заметнее повлиявшими на его стиль. Страстным коллекционером таких книжек писатель остаётся, кстати, по сей день.

И не только коллекционером, но в некотором роде и исследователем: Это вселенная ленинградских дворовколодцев, коммуналок со вздорными соседями, бомбоубежищ, связанных сетью подземных ходов с самыми отдалёнными уголками города, таинственных пыльных чердаков, где в непогоду сушат бельё всем домом Вселенная мальчишек из первого послевоенного поколения и гениев-самоучек, которые прямо в коммуналках изобретают то компактный прибор для одушевления неживого, то подземный корабль, ходящий по тайным отводам Фонтанки, то парашют вертикального взлёта, то машину времени из будильников, а то и искусственную пиявку, требующую живой человеческой крови.

Это своего рода посвящение тем книгам, что читают герои сборника, произведениям, которым когда-то отдал должное и сам писатель. Не без живодёрства и душегубства, конечно, но с неизбежным торжеством пионерских добродетелей и идеалов дружбы в финале. В сочетании с мастерски воссозданными деталями реального советского быта начала х и поэтической, слегка отстранённой интонацией рассказчика это даёт дивный эффект. Не хватает, пожалуй, только развернутого комментария для читателя, который — бывают и не такие чудеса!

Ведь далеко не каждый может похвастаться читательским опытом Етоева, особенно молодёжь, которой едва-едва стукнул сороковник.

А значит, часть игры слов пройдёт мимо, оставив лишь чувство тягостного недоумения. Автора можно назвать даже антиподом классиков, — хотя место действия их произведений почти совпадает.

+ Read More

Почемучка. Потомучка Георгий Юрмин, Александр Дитрих

У одних волосы черные, курчавые, у других — русые, прямые. Люди говорят на разных языках: Каждая страна на пестрой карте мира окрашена своим цветом. А еще на картах обозначены города — точками и кружками. О многом могут рассказать карты: Глядя на карту, может показаться, словно смотришь на Землю сверху, с огромной высоты. А хорошо бы, и правда, взлететь в такую высь, с которой была бы видна вся наша планета, весь земной шар! Раньше люди могли об этом только мечтать, а теперь мечта сбылась.

Когда наш первый космонавт еще был на космодроме и только готовился к взлету, Земля, как и всем нам, представлялась ему громадной,необъятной. А взглянул из космоса и увидел: Так что мы, земляне, этот наш общий единственный дом должны любить и беречь.

Обрати внимание — снизу глобус тоже белый. Так обозначены на глобусе и на карте две противоположные полярные области Земли — самая северная и самая южная — Арктика и Антарктика. Там же — Северный и Южный полюсы. Но не лучше ли самим взглянуть. Давай, Панамка, играть в кругосветное путешествие. Дальнейший маршрут уточним в полете.

Ого, как высоко поднялись! Всё внизу так и мелькает! В эту минуту мы летим над Северным Ледовитым океаном, а он почти весь закован толстым, крепким льдом. В белых льдах лишь кое-где видны черные трещины — разводья. По ним, вслед за могучими ледоколами плывут корабли, А вокруг, куда ни глянь, многометровые снежные сугробы.

Здесь, на Крайнем Севере, в Арктике, лед никогда не тает. Да потому, что коротким полярным летом солнце не поднимается высоко, его нежаркие лучи отражаются ото льда и снега, как от зеркала. Растопить лед здешнее солнце не может.

Хорошо, что мы попали сюда именно летом — все видно. И тянется она полгода. Зато летом солнце совсем не заходит — сплошной день. Засыпаешь — светло, просыпаешься — тоже светло. Летом и зимой Арктика бела от снега и льда. Вот поэтому макушку глобуса и окрасили в белый цвет. Но раз в Арктике повсюду снег и лед, значит, тут никто не живет?

Вон внизу чернеет гористый островок. Здесь живут и работают отважные полярники. Они круглые сутки, изо дня в день, следят за погодой и по радио сообщают об этом на Большую землю. Потому что из Арктики ветры разносят холод далеко в глубь нашей страны. Иной раз даже на теплом юге чувствуется дыхание ледяной Арктики.

Вот полярники-метеорологи и предупреждают: А еще полярники наблюдают за движением льдов в океане и подсказывают капитанам самый безопасный путь. Круглый год идут караваны судов вдоль берегов нашей страны Великим Северным морским путем.

И помогают им пробиться сквозь льды могучие ледоколы. Даже скучно — ни зверей, ни птиц. Пока я рассказывал, он смотрел в подзорную трубу на Землю и всё время что-то рисовал.

Кисточкин, покажи нам, пожалуйста, свою работу. Ведь во всех научных экспедициях обязательно надо вести такие записи.

Пока мы разглядывали твой бортжурнал, наш ковролет уже долетел до противоположной стороны земного шара. Мы сейчас как раз подлетаем к нему.

Внизу, под нашим ковроле-том, огромная белая страна. Только на этот раз это не океан, а земля,закованная в ледяной панцирь, — огромный материк Антарктида. На снегу его совсем не заметно: Когда медведь подкрадывается к тюленям, он предусмотрительно прикрывает нос лапой. Сотни километров проходит он по льдам в поисках добычи. Полынья на дороге — не беда. Прыгнет в ледяную воду и плывет до льдины. Пи мороз, ни ледяная вода медведю не страшны — такая у него замечательная шуба. МОРЖ тоже полярный житель.

Этот великан не боится даже белого медведя. Хотя у него острые, могучие клыки, морж совсем безобидный. Клыками он выкапывает из ила раковины и съедает их содержимое. Он прекрасный пловец и ныряльщик. Вместо ног у него — ласты. Вынырнет тюлень, наберет воздуху — и снова в воду.

А зимой, когда вода быстро замерзает, тюленю приходится пробивать лед головой. Вот здесь-то, возле лунок, белый медведь и подстерегает тюленя. Детеныши у тюленя совсем белые. Их так и называют — бельки. Недра материка хранят полезные ископаемые: Чтобы узнать, что там, подо льдом, ученым приходится просверливать скважины — колодцы трехкилометровой глубины.

Жить и работать в Антарктиде нелегко. Холоднее места не сыщешь во всем мире. Даже летом здесь пятидесятиградусные морозы, а про зиму и говорить нечего. Зимой столбик термометра градусника опускается почти до цифры При таком холоде даже сталь и та делается ломкой, как стекло.

Невозможно дышать без маски. Студеный ветер наносит все новые горы снега. Под собственной тяжестью снежные сугробы утрамбовываются, превращаются в лед.

И так из века в век, из тысячелетия в тысячелетие. Как только выглянет после полярной ночи солнце, на скалистые северные острова слетаются тучи птиц. Еду — мелких рачков, рыбок — они добывают в море. Многие здешние птицы — прекрасные пловцы. Лапками подгребает, крыльями помогает.

Летом отвесные скалы островов сплошь покрыты гнездовьями птиц. Шум, крик — хоть уши затыкай. Не зря такие места прозвали птичьими базарами. Чуть какая опасность, тучами взмывают пернатые над островом. Кого здесь только нет! Есть птицы с удивительными названиями: Крылья им нужны для того, чтобы грести под водой. Гнезда для птенцов пингвины не делают — негде и не из чего.

Но ведь на снег яйцо тоже нельзя отложить — замерзнет пингвиненок! Пингвины — взрослые и дети — любят кататься с горки, только не на санках, а на брюшке. Людей они совсем не боятся. Смело приходят к морякам и зимовщикам в гости.

А боятся пингвины вот кого — клыкастого и пятнистого, как леопард, тюленя — морского леопарда. Он, подкарауливая пингвинов, прячется под водой. В Антарктике водятся и слоны. Слонами их прозвали за короткий толстый хобот. И за то, что эти животные очень большие. Они водятся и в Арктике, и в Антарктике. Киты — самые большие животные на свете, больше слонов.

Киты — отличные ныряльщики. Сразу но радио передается срочное сообщение: На морском пути замечен айсберг — огромная плавучая ледяная гора!

А приплывает большинство таких плавучих ледяных островов-великанов из Антарктиды. Медленно сползает лед с береговых склонов и с грохотом обламывается. Взлетают вверх фонтаны брызг, вздымаются волны — и еще один айсберг отправляется в плавание. В глубине суровой Антарктиды не встретишь ни зверя, ни птицы. Но она не мертва. Просто обитатели ее держатся поближе к берегу.

Тут и теплее, и пищу в море легче раздобыть. А сейчас, летом, на самом северном краю земли голубеют бесчисленные озерки, болотца, кое-где видна зелень, есть и лес.

В нем растут карликовые деревья, и ты, Панамка, словно великан, можешь перешагнуть через них. Коротко лето в тундре, и земля успевает оттаять только чуть-чуть. Если копнуть лопатой эту землю, то сперва лопата входит легко, а дальше словно натыкается на камень. Строители научились возводить тут отличные современные здания: В Заполярье выросли десятки поселков и городов. А почему она такая маленькая? Да потому, что в тундре зима суровая. Такая стужа, что обычные, высокие деревья сразу померзли бы.

Но когда начинается короткое полярное лето, тундра покрывается ярким ковром из цветов. Желтеют северные маки, розовеют нежные камнеломки Травы почти нет — всё больше мхи, лишайники.

А летом здесь полно ягод: Когда наступает весна, в тундру тянутся бесчисленные птичьи караваны. Кого тут только нет: Воды и корма всем хватает. Выведут пернатые птенцов и улетят на юг. Мороз, темная полярная ночь, а куропаткам хоть бы что. От ветра можно зарыться в сугроб. В заполярном крае есть нефть и газ, уголь и руды разных металлов.

Корабли привозят сюда машины, продукты — все, что нужно для жизни и работы, а увозят добытые нелегким трудом богатства здешней земли. На тысячи километров протянулся вдоль берегов Северного Ледовитого океана широкий пояс тундры. А есть лес смешанный — лиственные деревья здесь соседствуют с хвойными.

В нашей стране леса тянутся с запада на восток от Балтийского моря до самого Тихого океана. И мы их скоро увидим. Ведь наше путешествие на ковролете продолжается. По тундре бродят огромные стада северных оленей — диких и одомашненных. ОЛЕНЬ здесь и кормит людей, и обувает, и одевает. Зимой олени на легких санях возят по бескрайней тундре людей, грузы.

Удивительное животное — северный олень: День-деньской работает, а распрягут — сам себе еду добывает. Разгребет копытами снег — а там кустистый лишайник — ягель. Им олени и питаются. Это он только зимой белый, чтобы быть незаметным, и пуишстый, чтобы не мерзнуть. А летом песец серый, облезлый. Но вот уже кое-где появились скрючившиеся от холодных ветров деревца.

Их становится все больше и больше. А вот и первые зеленые островки леса. Пролетели еще немного — и они уже слились в один сплошной, безбрежный зеленый океан. Она тянется на тысячи километров. От жилья до жилья нам пришлось бы добираться много-много дней. Ни пути, ни дороги — то болота топкие, то бурелом такой, что не продерешься.

А вокруг гудят тучи комаров, мошки. Даже зверь бежит от этих маленьких кровопийц. Что ты там видишь, Панамка, внизу?

Он охотится на кабана, на оленя-изюбря. А на самого тигра не охотится никто. Другие звери его боятся, а человек бережет. Ведь тигров на свете осталось не так уж много.

Впрочем, разных зверей и птиц в тайге так много, что их, пожалуй, даже не поместишь в самый толстый бортжурнал. Рабочие добывают из-под земли нефть, горючий газ. А вертолеты по воздуху доставляют им трубы. Уложат их в мерзлую землю, крепко-накрепко приварят друг к другу — и потечет в далекие города еще одна невидимая речка с нефтью или газом. Чуть в стороне от нашего курса — поселок шахтеров, которые добывают в таежном краю уголь. А там дымят трубы металлур-гических заводов.

Каких только металлов нет в здешнем крае! Тут и железо, и медь, и свинец, и алюминий, и олово В тайге добывают золото, алмазы. Якутские алмазы знамениты на весь мир. Они нужны для инструментов, которыми пилят, режут, сверлят, шлифуют самые твердые, самые прочные материалы.

Ведь тверже алмазов на свете ничего нет. Летим мы над тайгой час, летим другой — лес и лес. Но вдруг — прямая, как стрела, длинная просека. Может быть, это дорога? Дорога-то дорога, но не для поездов, не для автомобилей, а для На таких просеках стоят стальные ажурные мачты и к ним подвешены электрические провода. Один конец каждой такой просеки ведет в город с заводами и фабриками, а другой, через многие сотни километров, выходит к могучей сибирской реке, а таких в здешней тайге немало: Обь, Енисей, Ангара, Лена Днем тайга похожа на безбрежный зеленый океан.

Ночью все черным-черно, ничего не видно. И вдруг точно целое созвездие упало с неба — внизу звездная россыпь. Это сверкают огнями сибирские города и села. Их тоже освещает энергия сибирских рек. И чего только не увидит путешественник во время плавания по сибирской реке! Высокие горы, речные пороги с острыми подводными скалами; широкие, как море, водохранилища; взды мающиеся над водой железобетонные стены плотин.

Из древесины делают шпалы для железных дорог, сборные дома для новых поселков, самую лучшую фанеру — тысячи полезных вещей, от товарных вагонов до школьных карандашей. Между прочим, бумага для тетрадки первоклассника, для букваря и этой книги — из елей и сосен, которые еще недавно шумели в тайге. Реки здесь — самые главные пути-дороги.

И не только летом. Зимой по их прочному льду мчатся, как по асфальту, колонны тяжелых грузовиков. С каждым годом в глубь тайги уходит все больше и больше шоссейных и железных дорог. Нелегкое это дело — прокладывать по тайге стальные пути: Чем,дальше к югу, тем реже встречаются в лесах ели, пихты, лиственницы. Кончается тайга, дальше идут смешанные леса, потом — только лиственные. Впрочем, не будем заглядывать вперед.

За зайцами, глухарями, рябчиками охотится лесная кошка — РЫСЬ. Бродит по тайге ЛОСЬ-великан. Смотрите, внизу под нами сплошных лесов уже нет. Проплывают островками только рощицы, перелески, да и тех становится всё меньше и меньше. Но вот исчезли и последние рощи. На все четыре стороны раскинулась бескрайняя ровная степь. Это удивительная, поистине чудесная земля.

Вы же сами сказали: Видишь — от края до края словно золотой ковер расстелился. Это пшеница, хлеб для всей страны. Подует ветер, и пойдут по полю, как по морю, золотые волны. А по этим волнам кораблями плывут комбайны — урожай убирают. За комбайнами — грузовики, и в их кузова из комбайнов потоками струится зерно. Но еще не так давно огромные пространства степи не знали плуга. Безлюдная, иссушенная зноем земля. Лишь весной расцветала степь всеми красками: А когда приходило жаркое, сухое лето, степь выгорала.

Но однажды в степи загудели моторы, зазвенели молодые голоса. Со всех концов страны в целинные степи Казахстана приехали комсомольско-молодежные отряды. На свете их так мало, что каждый табунок на примете у ученых. ХОМЯК набивает щеки зерном и бежит к себе в подземную кладовую.

Около 16 килограммов пшеницы запасает он на зиму. Подойдешь ближе — и нет столбика: Питаются они растениями, их семенами, зерном. Им ничего не стоит пробежать десятки километров в поисках травы и воды. Протянулись полосы пашни, захлопал на степном ветру брезент палаток, задымили костры, застучали плотницкие топоры.

С тех пор прошло много лет. Давно выросли благоустроенные поселки, города. И детям, которые живут в этих краях, даже поверить трудно, что тут когда-то не было ни бескрайних хлебных полей, ни цветущих садов, ни школ, ни домов — ничего, одна голая степь. Степей в нашей стране немало. И находятся они в разных концах нашей необъятной страны. Зимой там мало снега, летом редки дожди, а значит, земле не хватает влаги.

Если же налетит с юга горячий ветер — суховей, то иссушит поля, погубит растения. Давайте-ка еще раз взглянем на степи с высоты нашего полета, но теперь — на украинские или кубанские степи. Сверху хорошо видно, что золотая степь тут и там расчерчена зелеными квадратами и похожа на тетрадку в клеточку. Каждая такая тоненькая зеленая полоска — на самом деле широкая лесная полоса.

Стеной стоят деревья, посаженные заботливыми руками людей. Зимой они задерживают снег на поле, не дают ветру сорвать с земли снежное одеяло. А летом лесные полосы — надежный заслон от ветров-суховеев.

И еще сверху видны ровные голубые полоски. Это прорытые людьми каналы. Тянутся они от рек, от водохранилищ на сотни километров в глубь степей, чтобы щедро напоить поля.

Но степь — это не только поля пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы. Это и нефтепромыслы Башкирии, и угольные шахты Донбасса, Караганды, и потоки металла, расплавленного в домнах и мартенах Новолипецка, Никополя, Криворожья, Новокузнецка.

А увидит степного зайца — толая его схватит. Много в степи и птиц: Самые большие пустыни — это Гоби в Азии, Сахара в Африке. А у нас — Каракумы. Один песок да солнце — больше ничего. В кустах звенят птицы.

Вот тебе и пустыня! К сожалению, так бывает лишь весной. Проходит несколько недель — и нет больше яркого ковра. Палящее солнце быстро сушит землю. И тогда просыпаются высокие песчаные волны — барханы. Ветер, пересыпая песок через гребни барханов, заставляет их как бы ползти по пустыне. Бывают здесь и песчаные бури. Раскаленный ветер поднимает тучи песчинок: А жарища такая, что ноги обжигает даже через ботинки. Но, несмотря ни на что, жизнь в пустыне не замирает. Тут и там среди песков видны кусты и даже деревья.

Странное дерево, не дающее тени. А у песчаной акации листочков вовсе нет — превратились в тонкие колючки. Но, пожалуй, самое удивительное растение здешних мест — кандым. Семена этого кустарника прячутся в пушистом шарике. Подгоняемый ветром, шарик скачет по пустыне и бегством спасается от песчаных бурь.

Рассыплет шарик семена, из каждого семечка проклюнется росток. Не страшна ему песчаная буря. Веточки кандыма голые, без листьев, поэтому песок течет меж них, как вода меж пальцев.

Даже если ветер в ярости двинет на растение гору песка и погребет его — не беда. Песчаный бархан растет быстро, а кандым — еще быстрее. Вот он уже вновь показался на свет, пронизав насквозь весь бархан. Кто только не живет в пустыне! От жары и опасности она зарывается в песок. Да так быстро, словно тонет в нем. А вот как она врагов пугает: Но на самом деле круглоголовка совсем не опасна.

ВАРАН — тоже ящерица, только большая, полутораметровая. С вараном шутки плохи. Не зря его прозвали пустынным крокодилом. Поймает круглоголовку — съест, пой. А вот мохноногого тушканчика варану не догнать — очень уж быстро скачет. Ему хватает той влаги, которая в стебельках растений. Видел я как-то прирученного тушканчика. Поставили перед ним блюдечко с водой, а он не знает, что с ней делать.

Наконец догадался — обмакнул лапку в блюдце и стал облизывать. Корни у растений пустынь необыкновенно длинные, иначе как достанешь влагу? Она здесь прячется глубоко. Так что, оказывается, пустыня вовсе не пуста. Вот подумал я об этом и вспомнил — знаете кого? Старика Хоттабыча из хорошо знакомой ребятам книжки. Гассан Абдурахман ибн-Хот-таб — джинн-волшебник — слыл в свое время большим знатоком географии, бывал в пустынях, разумеется, задолго до того, как очутился под водой в глиняном кувшине, в котором просидел много столетий.

Вот я и представил себе, какой разговор мог произойти, если б старик Хоттабыч встретился с теперешним жителем пустыни В горбах верблюда — около килограммов жира, который служит ему в пути едой и питьем. Недаром после долгих переходов у верблюда оба горба так худеют, что даже свисают набок, как пустые мешки.

Но вот вдоволь напьется верблюд воды, всласть наестся верблюжьих колючек — глядишь, горбы снова расправились, наполнились. Многие сотни лет верблюд верно служит жителям пустыни: Зачастую как раз верблюд и вытаскивал эту воду в бадьях из глубоких-преглубоких колодцев.

Каракумы — гиблое место, мертвые пески! От колодца до колодца караван верблюдов идет неделями. Истомишься от жажды, пока доберешься до оазиса. Да и вода тут на вес золота. Так что жаль мне тебя, несчастный юноша. В моем селении сады цветут, дыни, арбузы слаще меда, журчит хрустальная вода в каналах — арыках.

Кругом, насколько глаз видит, сплошь поля хлопчатника. Среди песков, в зеленых берегах течет широкая река. По реке плывут корабли, над ними вьются чайки. А сам я рыбак, мы сообща, артелью рыбу в реке ловим. Твои слова, юноша, похожи на сказку. Но меня не проведешь — я ведь сам из сказки. Ни единому слову юноши не поверил старик Хоттабыч.

Рассердился, прошептал волшебное заклинание — и исчез. Да на нашем ковролстс. Где моя подзорная труба?! Ага, вот я вижу и реку, о которой говорил молодой рыбак. На сотни километров уходит она в глубь песков. Но на самом деле это не река.

Это огромный канал — Каракумский канал имени Ленина. Его прорыли землеройными машинами. От главного канала отходят в стороны каналы поуже и покороче, от них разбегаются по полям совсем узкие канавки — арыки. Воды вдоволь — вот кругом и зелено. А в конце лета всё вокруг белым-бело от комочков белой ваты, выглядывающих из бесчисленных раскрывшихся в эту пору коробочек хлопчатника. Миллионы тонн хлопка дает стране эта некогда безжизненная земля.

По каналу, Панамка, и в самом деле плывут корабли. И рыбу здесь жители ловят. Повсюду видны среди садов новые поселки, даже города.

Оказывается, на большой глубине ее в пустыне очень много: Люди научились строить здесь города, прокладывать железные и шоссейные дороги. А еще они обязательно сажают леса. И этим останавливают сыпучие пески. Ну, а теперь нам пора лететь дальше. И прохладно, и далеко за водой летать не нужно. Не то что рябкам, которые каждый день летают за водой за десятки километров. Сами напьются и птенцам в зобике воды принесут. В поисках воды огромные расстояния пробегают по пескам стада легконогих антилоп — джейранов.

Ведь мы уже пересекли почти все природные зоны — зону тундры и лесотундры, зону тайги и смешанных и лиственных лесов, зоны лесостепей и степей, побывали в пустыне. Видишь, его опоясывает линия, которая делит глобус пополам — на северное и южное полушария. Выше и ниже экватора еще две линии, но не сплошные, а из черточек, пунктирные. Это границы широкого пояса Земли, который называется тропическим.

Здесь находятся жаркие страны. В них есть и безлесные равнины — саванны, и пустыни. После тропических ливней саванны покрываются густыми травами. Здесь растет жесткая высокая, в рост человека, слоновая трава. Тут и там высятся деревья. Есть в жарких странах и удивительные тропические леса. У меня зазвонил телефон. Главное, дедушка Знай, что было дальше. И мне, и жене, и Тотоше Ох, нелегкая это была работа!

Ведь на посылке значилось всего три слова: Но я решил попробовать и отправился в тропический лес. И день иду, и неделю иду, а конца тропическому лесу всё нет и нет.

Чтобы оглядеть окрестности, забрался я на высоченное дерево. Но и с его вершины конца-края тропического леса не видно. Зато я обнаружил множество птиц: Окликнул я самого болтливого. Как тут было мне Не рассердиться? Слез я с дерева — иду дальше. Нелегко пробираться через тропический лес, переплетенный ползучими растениями — лианами. Они обвивают деревья, словно удавы. Среди тропических растений встретился мне старый знакомый — папоротник. Но в наших краях он невысокий, а тут пришлось задирать голову: Растение так и называется — древовидный папоротник!

А еще в тропическом лесу растет великое множество самых разных пальм. Листья у каждой огромные, перьями растут прямо из ствола. И только лишь на верхушке.

Кстати, самое длинное на свете дерево — тоже пальма, только ползучая и колючая. Висит она на других деревьях, как на подпорках, и тянется иногда метров на триста. Для обезьян плоды баобаба — лучшее лакомство. И не только от тропического зноя, но и от врагов. ЗЕБРЫ прячутся в высокой траве и кустарниках. Бродят по саваннам бесчисленные стада антилоп: Да только финиковая пальма растет в пустынях у колодцев и по берегам рек, а кокосовая пальма — лишь по берегу океана и на специальных плантациях.

Хорошо, встретилась мне банановая роща. Кстати сказать, бананы не деревья, а гигантская Срываю бананы — смотрю, а рядом горилла, тоже лакомится сладкими плодами. Разных обезьян в тропическом лесу много, и все чересчур уж крикливы, несерьезны. А горилла — дело другое. Вот я и решил у нее спросить: Для него тут Калоши в посылке. Нечего делать, пришлось продолжать поиски. Но вдруг всё вокруг потемнело, загрохотал гром, и начался страшный ливень! С неба обрушились целые водопады.

Ливень кончился так же неожиданно, как начался. В тропическом лесу и без того сыро, а после дождя по всему лесу заклубился пар, словно от тысячи кипящих чайников. Так, мокрый до нитки, пошел я дальше. Шел я, шел, и вот наконец лес стал реже, ниже, светлее, появились первые негритянские деревушки. Я и дорогу на краю леса нашел — широкую, утрамбованную.

Кто же, думаю, ее, такую широкую, протоптал? Наверное, слоны да носороги. Только подумал — смотрю, навстречу бежит носорог. А зверь этот презлющий. Я скорей на дерево. Уселся на толстом суку, отдышался И спросил я тогда Носорога: Вот и вся моя история. Только у тебя, Кисточкин, получается, будто крокодилы живут в одной Африке.

А это не совсем так. И вечнозеленые леса, о которых ты нам рассказывал, тоже есть не только в Африке, но и во всех жарких тропических странах. Наше путешествие вокруг Земли окончено. Самые высокие горы на свете Гор на нашей планете великое множество. Если взглянуть с Космического корабля, увидишь, что на поверхности Земли множество морщин. Морщины-складки — это огромные горные хребты.

А между ними — долины, ущелья. Уральский хребет протянулся с севера на юг через всю страну, как бы разделяя материк Евразию на две части — на Европу и Азию. Но еще длиннее цепи гор, протянувшиеся вдоль южных границ нашей страны. А вот какой же самый длинный хребет на свете? Но в морские глубины мы отправимся в следующий раз. А сейчас наш путь к заснеженным горным пикам. На своем пути из царства вечного холода к теплу ледники начинают подтаивать, и выбиваются из-под них тысячи хрустально-чистых ручейков.

Ручейки сливаются в стремительные потоки и с грохотом мчатся вниз, давая начало могучим рекам. Многие реки родились в горах: Иногда в горах скапливается столько снега, что он не может удержаться на кручах. Тогда эти огромные сугробы срываются вниз, играючи отшвыривают огромные глыбы и, как спички, ломают вековые деревья.

Выйдут, поглядят вверх, щурясь от жаркого солнца, — и скорее назад, в тень раскидистых деревьев. Ведь здесь, в долине, знойное лето. Но поднимись повыше — встретишь весну: Еще выше — самая настоящая зима.

Выходит, снизу лето зиме улыбается, а сверху зима на весну да на лето хмурится — так вот где они встретились — в горах! И помогли им в этом сейсмические волны. Панамка, 28 почему ребята об этом спрашивают? И руководит ими не простое любопытство. Ведь если бы это удалось, многие тайны природы были бы разгаданы. Просверлить Землю, сделать туннель, как в метро, сесть в поезд и поехать.

И всё сразу будет видно. Бумка, дай, пожалуйста, справку! Те, о которых ты говоришь, бегут но поверхности воды — мы их видим. Есть волны звуковые, которые распространяются в воздухе, — мы их слышим. А сейсмические волны проникают сквозь толщу Земли. Возьмем камень потяжелее и бросим его на землю! В тот момент, когда камень упал на землю, от удара частички земли под ним уплотнились и толкнули соседние — вниз и в стороны. Но волна сейчас получилась слабая, потому что удар был несильный.

Ученые для этого используют взрывы. И несется волна в глубь Земли, а на сейсмической станции ее возвращения уже ждут приборы. Они запишут ее рассказ, а ученые прочитают запись и узнают, через какие слои Земли бежала волна. Например, что наша планета похожа на персик. Но насколько я знаю, ее не переиздавали больше.

Очень тебе ее советую, несмотря на то, что она достаточно дорогая, она того стоит. Избавишь себя от множества вопросов со стороны ребетенка: Начиная от "мама откуда берутся дети" и заканчивая.. Когда дело касается хороших книг, я не думаю о деньгах. Мне жалко денег на диски а торренты тогда зачем , а книги - моя страсть. Для такого возраста рановато будет. Лично мне ее лет в подарили. Все равно куплю сейчас. Мало ли, вдруг перестанут издавать.

Со многими прекрасными книгами это, к сожалению случается. Наверное, бумага не мелованая и картинок не много, отсюда и приемлемая цена.

+ Read More

Великие битвы. 100 сражений, изменивших ход истории Александр Доманин, Светлана Доманина

Это могут быть политические потивостояния — революции или, скажем, двухсотлетняя борьба пап и императоров. Привлекают столкновения разных типов цивилизаций: Наконец, конфликт может быть и внутри культуры — так европейское Возрождение пробивает себе путь через дебри средневековой схоластики.

Но апогей любого конфликта — война. Она может принимать разные формы: Но в этих войнах рождается новое — хорошее или плохое, это уж как сложится — но новое. И именно этот процесс перехода к новому состоянию, думается, и привлекает многих людей.

При этом само это новое может быть и не так интересно. Рассказ о счастливом обыденном бытии мало кого заинтересует. То же и в реальной жизни. Война — квинтэссенция конфликта. Но в каждой войне есть и собственные ключевые точки. Это битвы, определяющие их ход, битвы, которые могут поставить все с ног на голову, битвы, во многом определяющие сам ход истории.

Это далеко не всегда самые кровавые и ожесточенные сражения — больше того, они могут быть и не самыми большими в каком-то конфликте. Об этих ключевых сражениях и пойдет речь в нашей книге.

Против некоторых, при всем желании, нельзя найти возражений: Но были и более сложные ситуации, например, Таласская битва или битва на Синих водах. В первую очередь мы оценивали именно влияние их на историю, а вовсе не количество участников или число жертв.

По этим же причинам мы не включили в список такие крупные сражения, как битва при Куртре, битва под Ваграмом или даже битва за Днепр. Они были выдающимися по своим масштабам и имели важное значение, но не они определили окончательный исход войн. Крупные и кровопролитные, они стали лишь эпизодами в больших человеческих конфликтах.

Возможно, кого-то наш выбор не устроит, кто-то создаст свой собственный список. Но мы, опираясь на собственное понимание исторического процесса, сделали именно такой выбор, и полагаем, что он все же оправдает надежды читателей. При работе над книгой авторы использовали значительное количество литературы и источников.

К сожалению, очень часто мы сталкивались с тем, что эти источники никак не согласуются, а иногда и прямо противоречат друг другу. В этих случаях мы старались давать наиболее проверенную и соответствующую сегодняшнему уровню исторической науки точку зрения.

Но встречаются случаи, когда единой или хотя бы непротиворечивой версии по данному вопросу не существует. Такие моменты, как правило, оговаривались, и авторы останавливались на той интерпретации, которая казалась более соответствующей действительности.

Ошибки в такой ситуации весьма возможны, так что мы просим читателей не судить нас слишком строго. Возможно, это было самое большое сражение эпохи Нового царства: В первой половине своего царствования Рамсес II вел борьбу против экспансии хеттов.

После ряда успешных кампаний он с десятитысячной армией подошел к союзному хеттам городу Кадеш. Фараон был обманут кочевниками-бедуинами, которые являлись тайными союзниками хеттов. Когда он находился под Кадешем, имея при себе лишь соединение Амона и личную гвардию, бедуины убедили его в том, что хетты находятся в двухстах километрах от города.

После долгого марша по пустыне Рамсес разбил лагерь и стал ждать подхода остальных войск. Ожидая нападения с севера, он выбрал для своего лагеря прекрасное, защищенное с востока, запада и севера естественными водными преградами, место к северо-западу от города, на левом берегу Оронта. В это самое время основные силы хеттского царя стояли южнее, на правом берегу реки, и были скрыты от глаз египтян холмом, на котором находилась Кадешская крепость. Обманутый лазутчиками, Рамсес спокойно готовился к штурму.

Тем временем хетты, находившиеся совсем недалеко, перешли реку, отделявшую их от египтян, и атаковали движущееся к египетскому лагерю соединение Ра. После недолгого боя хетты разбили это соединение, используя численное преимущество, усталость египтян и внезапность атаки, которые позволили им победить почти без потерь.

Воины соединения Ра, среди которых были и дети самого Рамсеса, были перебиты почти полностью, убежать удалось лишь немногим. Выжившие добрались до лагеря и посеяли в нем панику. Несмотря на столь неудачное начало битвы, Рамсес вывел всех имеющихся у него в распоряжении бойцов на равнину. У египтян было преимущество в наличии копьеносцев, которые в большинстве армий древности строились плотным строем, немного напоминавшим эллинскую фалангу. У хеттов в этом бою копьеносцев не было, и это сыграло на руку египтянам: Лишь немногие хеттские колесницы доехали до отрядов египтян; большинство или сломались, или повернули обратно, или все их экипажи были перебиты египетскими лучниками.

Вскоре на равнине закипел бой уже пеших воинов. Хотя у хеттов были только легкие пехотинцы и немного оставшихся колесниц, они смогли биться на равных с войском Рамсеса, имевшим в своем составе колесницы, копьеносцев и легких пехотинцев. Но хеттское войско было многочисленнее, организованнее и сплоченнее, к тому же хетты отличались храбростью, и вооружение у них было лучше. Рамсес отвёл колесницы в тыл, причем стрелки на колесницах расстреливали любого египтянина, посмевшего бежать с поля боя.

К вечеру обе армии с огромными потерями отступили. Муваттали предложил Рамсесу перемирие, и тот согласился. Обе стороны приписали победу себе, при этом египтяне часто описывали ее так, будто Рамсес в одиночку перебил всё хеттское воинство. Замысел хеттского царя Муваталли одолеть египтян, напав на них врасплох, успехом не увенчался, но и Рамсес II, намеревавшийся захватить Кадеш, также не преуспел и был вынужден возвратиться обратно в Египет.

Тем самым экспансия владык египетского Нового царства была остановлена. Но был положен предел движению на юг и стремительно усиливающейся державы хеттов. Долго наслаждаться покоем фараону не удалось, потому что уже через три года египетское войско снова появилось в Сирии. Но реальных результатов достигнуто не было — тень кровопролитного Кадеша сдерживала экспансивные планы обеих сторон. Двусмысленный исход битвы под Кадешем постоянно подпитывал националистические круги Сирии и Палестины.

После многолетних войн Рамсесу так и не удалось восстановить границы египетской империи даже времен Сети I, не говоря уже о достижениях Тутмоса III.

Спустя шестнадцать лет после битвы при Кадеше эта кровопролитная и безрезультатная для обеих стран война завершилась заключением мирного договора — древнейшего из известных исторической науке договоров о вечном мире, братстве и сотрудничестве в деле отражения внешней агрессии и подавления внутренних беспорядков. Древнейшая из мировых империй — Ассирия — существовала в междуречье Тигра и Евфрата территория современного Ирака задолго до Рождества Христова.

Цари, правившие этим могущественным государством, вели захватнические войны и крайне жестоко относились не только к внешним врагам — вавилонянам, мидийцам, халдеям, но и к своим подданным — семитам. Понятно, что и соседи кротостью не отличались, при каждом удобном случае стараясь навредить ассирийцам.

В начале VII века до н. Это был город гигантских, имевших сверхчеловеческие масштабы дворцов, площадей и улиц, город новой, неслыханной дотоле техники. Это была столица жаждавшей всемирного владычества империи, правители которой держались на троне лишь с помощью террора. Чтобы избежать вражеских набегов, жители Ниневии воздвигли вокруг своей столицы мощные крепостные стены высотой двадцать пять метров. Боевые башни, шедшие по всему их периметру, были еще в два раза выше.

При этом толщина стен составляла от десяти до пятнадцати метров. По верхней части крепостных стен была проложена дорога, где могли в ряд двигаться четыре боевых колесницы одновременно. Кроме внутренней городской стены, была еще и внешняя — длиной десять километров.

Расстояние от внешней стены до внутренней составляло около шестисот шестидесяти метров, и на этой территории была создана прекрасно продуманная система обороны, которую предстояло преодолеть всякому, кто захотел бы овладеть городом.

Между стенами ассирийцы прорыли широкие до сорока пяти метров и глубокие рвы, заполненные водой. Захватить такую крепость было весьма непросто. Во второй половине VII века до н. Ассирийская держава достигает вершины своего могущества. От Кавказа на севере до Египта на юге, от Малой Азии на западе до Амударьи и Персидского залива на востоке — таковы были границы этой первой из мировых империй.

Но такой гигантский рост уже нес в себе семена распада. Слишком ненавистны были гордые и жестокие ассирийцы для покоренных ими многочисленных народов. И после смерти великого ассирийского царя Ашшурбанапала против Ассирии складывается коалиция всех обиженных и недовольных, главную роль в которой играли мидийцы и вавилоняне. К тому же на всю Переднюю Азию прогремели слова еврейского пророка Наума: Никто из ассирийских царей и военачальников не хотел верить пророчеству о затоплении города.

Тем более, что на Тигре были построены мощные плотины и шлюзы. Ниневия казалась настолько сильной, что захватить ее считалось невозможным, тем более что и враги были ослаблены или разгромлены. Но в году до н. Ко времени подхода неприятеля последний ассирийский царь Сарданапал благодушествовал, предаваясь всевозможным излишествам.

Об ослаблении ассирийской обороны стало известно от перебежчиков предводителям мидийцев и вавилонян. Они не замедлили воспользоваться случаем и организовали ночную атаку. Ассирийцы во главе с Сарданапалом потерпели поражение и бежали под защиту крепостных стен. Противник преследовал их и уничтожил многих бегущих. Все же часть войска успела достичь спасительной Ниневии и запереть все городские ворота.

В крепости имелся солидный запас продовольствия на случай длительной осады, так что осажденные могли особенно не волноваться о своей судьбе. Атаки мидийцев и халдеев происходили весной, когда из-за паводка Тигр разливался особенно широко.

К тому же хлынул ливень. Одна из плотин не выдержала напора и рухнула. Вода подошла к крепостной стене и образовала пролом, в который устремились осаждавшие. Он заперся вместе со своими сокровищами и наложницами в одном из дворцовых помещений, после чего приказал слугам поджечь помещение, предпочитая сгореть, нежели стать рабом у мидийцев.

Дворцы Ниневии и ее стены были разрушены, жители перебиты или угнаны в рабство, а богатства, свезенные со всех покоренных стран, разделены между победителями. Ниневия была разрушена полностью, что дало античному автору Лукиану основание вложить в уста крылатого Меркурия обращенную к перевозчику в страну мертвых Харону фразу: Так пала одна из самых могущественных империй в мировой истории.

Ушла в небытие на двадцать пять столетий и великая Ниневия. Ее развалины были почти случайно открыты только в XIX веке английским археологом Лэйярдом. После покорения Лидии персидский царь Кир начал медленное наступление на Вавилон. Его стратегия сводилась к тому, чтобы прежде всего изолировать Вавилон от внешнего мира.

Результатом этой изоляции был значительный упадок торговли Вавилона, что вызвало недовольство вавилонских торговых кругов. Многочисленные иноземцы, находившиеся в вавилонском плену, ожидали прихода персов, особенно иудеи и финикийцы. Весной года до н. В этот критический момент Угбару, наместник области Гутиум вавилонская провинция к востоку от среднего течения Тигра , изменил царю Набониду и перешел на сторону Кира. По словам знаменитого греческого историка Геродота, при переправе через Гинд современная Дияла одна из священных белых лошадей утонула в нем.

Кир в гневе приказал наказать реку. В течение лета персидское войско прорыло триста шестьдесят каналов и отвело воду из реки. По всей видимости, Кира задержали гидравлические сооружения Навуходоносора, приведенные в действие и залившие водой все пространство от Описа и Сиппара к югу, отрезав таким образом Вавилон от вражеской армии. До нас дошло также интересное описание Геродотом укреплений Вавилона, относящихся к концу VII века до н.

Данные, которые приводятся в этом описании, подтверждены раскопками. Теперь известно, что Вавилон был окружен тремя стенами толщиной соответственно 7, 7,8 и 3, 3 метра. На одной из стен было около трехсот башен, расположенных одна от другой на расстоянии сорок четыре метра.

Стены опоясывал глубокий и широкий ров, наполненный водой. Каждая стена имела большое количество ворот, окованных медью. Город Вавилон был самой мощной крепостью своего времени. Только после этого Кир продолжил поход. Вавилонское войско встало лагерем у города Опис, прикрывая переправы через Тигр. Но Кир в х числах сентября неожиданно обошел Мидийскую стену с запада.

Посланный Киром корпус Угбару осадил Вавилон, в котором находился сильный гарнизон во главе с сыном Набонида Валтасаром. Сам же Кир ударил в тыл стоящей у Описа армии Набонида. В сражении у Описа, которое произошло в самом конце сентября, вавилонская армия потерпела жесточайшее поражение и бежала. Набонид с немногими приближенными хотел отступить к Вавилону, но путь туда был отрезан войсками Угбару, и Набонид укрылся в Борсиппе.

Как пишет Геродот, Кир велел отвести реку и вступил в город по её руслу, в то время как жители справляли какой-то праздник. Но современная событиям Вавилонская хроника ничего об этом не говорит, и поэтому многие историки считают сообщение Геродота недостоверным.

Валтасар, пытавшийся оказать сопротивление персам в центре города, был убит. Согласно Библии, в ночь взятия Вавилона персами на устроенном Валтасаром последнем пиру, он святотатственно использовал для еды и напитков священные сосуды, вывезенные его отцом из Иерусалимского храма.

В разгар веселья на стене появились начертанные таинственной рукой слова на иврите: Пророк Даниил истолковал надпись, в переводе с иврита означающую: В ту же ночь Валтасар погиб. Угбару, наместник Гутиума, который командовал персидскими войсками, вступившими в Вавилон, немедленно принял меры по предотвращению в городе резни и грабежей.

Набонид, узнав о падении Вавилона и гибели Валтасара, покинул Борсиппу, вернулся в Вавилон и добровольно сдался в плен. Мир в городе был установлен. Пленный Набонид без лишнего шума был отправлен в почётную ссылку в отдаленную Карманию на востоке Ирана, где и окончил свои дни. В официальной вавилонской историографии события были изображены так, будто вообще никакой войны с персами не было, а если и имели место отдельные инциденты, вроде битвы при Описе, то в них повинен был только Набонид, но никак не Вавилон.

Кир охотно принял эту версию вавилонской олигархии, ибо она вполне отвечала его интересам, и постарался подкрепить её делами. Жителям вавилонских городов были обещаны мир и неприкосновенность. Сначала Кир назначил царём Вавилона своего старшего сына и наследника Камбиса, но спустя несколько месяцев, видимо, по политическим мотивам, Кир отстранил сына от власти и короновался сам.

Захватив Месопотамию, персидский царь формально сохранил Вавилонское царство и ничего не изменил в социальной структуре страны. Вавилон стал одной из царских резиденций, вавилоняне продолжали занимать преобладающее положение в государственном аппарате, а жречество получило возможность возродить древние культы, которым Кир всячески покровительствовал.

+ Read More

Путешествия Мурзилки. Научно-фантастические сны Александр Семенов

Шрифт очень крупный, удобный для чтения. Автор текста и иллюстраций А. Александр Иванович первоначально работал художником-карикатуристом в журнале "Крокодил". Чижикова попал на работу в детский журнал "Мурзилка". Сначала он только рисовал, а затем стал публиковать повесть о Ябеде-Корябеде, которую сильно полюбили дети. В этом же журнале в году появились впервые "Путешествия Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс.

Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события.

Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка и магнитные закладки. Внеклассное чтение на все лето. Путешествуем с котом Батоном. Забирайте заказы без лишнего ожидания.

Аннотация к книге "Путешествия Мурзилки. Научно-фантастические сны" Книга содержит рассказы о приключениях Мурзилки и его друга Шиворот-Навыворот. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Только у нас — новые детские книги. Первобытная история 3 фото. Манн, Иванов и Фербер: Ребята с нашего двора. Иллюстрации к книге Александр Семенов - Путешествия Мурзилки.

Рецензии и отзывы на книгу Путешествия Мурзилки. Новые рецензии Дата Рейтинг Сорокина Валерия Кстати сказать, читатели уже пробовали в частном порядке обратиться в издательство с претензиями и предложением переиздать тираж грамотным русским языком.

Пришедший ответ может удивить только наивного я наивная Оказывается, издательство вполне довольно своей работой, ведь, главное, книги раскупаются как горячие пирожки.

Но частные письма - это частные письма.. Книга-то замечательная и очень хочется её купить. Но совсем не страшно - буквально в двух-трех предложениях и очень по-детски. Так, к примеру, нарисованы выражения "глаза разбегаются", "задать перцу", "потерять голову", "вышел из себя" и подобные. Вообще, иллюстрации в этой книге составляют неотъемлемую часть текста, так как часто заменяют его.

Книгу можно рекомендовать лет с трех и далее везде. Очень веселая, остроумно и оригинально написанная и чудесно "нарисованная". В этом же журнале в году появились впервые "Путешествия туда и обратно. Мурзилка путешествует с племянником Ябеды-Корябеды, которого зовут Шиворот-Навыворот. Сначала они побывали в космосе, заглянули в Чёрную Дыру, отправились в путешествие по микромиру и спасли этот мир протонов и нейтронов от злобной античастицы Жоры.

Наряду с изложением интересных научных фактов, в повести остроумно показано общество чрезмерного потребления. Этой повестью зачитывались в своё время мамы и папы сегодняшних деток. Думаю, что она будет "на ура" принята и сегодняшними маленькими читателями. Отпечатана книга в Ярославле. Прилагаю сканы первых и последних страниц книги. Comments 38 comments — Leave a comment. А я только с стал читать "Мурзилку", когда в 1 класс пошел.

Застал только самый конец повести про Ябеду-Корябеду. Потом удалось раздобыть несколько журналов годов, а уж полностью прочитать - только сейчас. Link Reply Parent Thread. Как я это любила! Мой муж говорит, что античастица Жора - это я, ибо всё порчу!!!! Я тоже обожал до дрожи, но у меня было только штуки 4 журналов года, поэтому окончание истории удалось прочитать только сейчас Кстати, автор жив до сих пор, правда, давно уже ничего не пишет и не рисует, насколько я знаю.

Давно искал этот шедевр советского детского творчества, кусочек моего царскосельского детства, когда-то безжалостно вырванный из моей жизни и сданный в макулатуру тиранами-предками Если кто не заметил: Правда, почему-то не все картинки открываются. Надо попробовать перезагрузить страницу. Link Reply Parent Thread Expand. User borei referenced to your post from No title saying: С огромным удовольствием вспомнил детство и прочитал Путешествия туда и обратно. Да, это прямо как путешествие на машине времени на 33 года в прошлое Спасибо огромное за этот пост.

Уташила к себе не удержалась.

+ Read More

Украина. Моя война. Геополитический дневник Александр Дугин

В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству.

Обращает на себя внимание то, насколько текст легко рифмуется с современностью и не имеет оттенков прошлого или будущего, ведь он актуален во все времена. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного.

Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Мне важнее, что скажут русские патриоты, люди, пробужденные Русской Весной, жители Новороссии, живые и мертвые. Их мнение мне только и важно. Я до сих пор верю только в одну нашу победу — в Новороссии и в самой России.

Успехи наших врагов, в том числе и шестой колонны, отрицать невозможно. Но это еще не конец, хотя едва ли только начало. Книга выходит в трудный момент украинской драмы. Смысл его в том, что наше наступление — во всех смыслах — приостановлено.

Быть может, ситуация изменится в любой момент и, соответственно, изменится и тон анализа, прогноза, пожеланий и указаний. Но это будет совсем другая книга. Американский сценарий на Украине — привести к власти неонацистов, развернуть репрессии и наблюдать за тем, как мы будем втягиваться в кровавую кашу на наших рубежах.

Но время работает на Россию — США теряют геополитическое лидерство. Надо поместить Украину в геополитический контекст. Существует не просто украинский кризис, нужно смотреть не на российско-украинские отношения и даже не на отношения в треугольнике Россия — Украина — Европа. Это гораздо более сложная модель — это великая война континентов. В начале х годов, когда доминировала либеральная идея, геополитику и идею противостояния континентов осмеивали, а сегодня ни одному вменяемому аналитику не придет в голову отрицать законы геополитики.

Это битва США за сохранение мировой доминации. Сегодня борьба континентов, Евразии и Атлантики, проходит на нескольких фронтах, в том числе и на наиболее важном, жизненно важном для нас, украинском. Книги похожие на "Украина: Геополитический дневник" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Отзывы читателей о книге "Украина: Геополитический дневник", комментарии и мнения людей о произведении.

Александр Дугин - Украина: Геополитический дневник Здесь можно купить "Александр Дугин - Украина: Геополитический дневник" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf.

Биографии и Мемуары, издательство Центрполиграф, год Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Купить полную легальную версию. Книга распространяется на условиях партнёрской программы. Все авторские права соблюдены. Напишите нам , если Вы не согласны. Книга представляет собой дневник личных впечатлений, переживаний, эмоций, размышлений, интеллектуальных оценок, политических и социальных прогнозов относительно трагических событий на Украине февраля-сентября года известного российского геополитика, философа, политолога, социолога и общественного деятеля, лидера Международного Евразийского движения Александра Дугина.

Наблюдая и переживая трагедию Украины последних лет, автор предлагает многосторонний исторический анализ, уникальное геополитическое и политологическое осмысление основных этапов кризиса Украинского государства, пронзительные исторические и психологические характеристики главных действующих лиц современной драмы. Позиция автора далеко не нейтральна: Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Украина: Геополитический дневник" Книги похожие на "Украина: Людвик Ковальский - Дневник бывшего коммуниста.

Жизнь в четырех странах мира. Виктор Носатов - Фарьябский дневник. Там, где мы видим существенные отличия анализа и реальности, речь идет о поражениях Русского Мира, на которые я не ориентировался и которые во внимание не принимал. Наверное, со своей стороны они правы. Мне важнее, что скажут русские патриоты, люди, пробужденные Русской Весной, жители Новороссии, живые и мертвые.

Их мнение мне только и важно. Я до сих пор верю только в одну нашу победу — в Новороссии и в самой России. Успехи наших врагов, в том числе и шестой колонны, отрицать невозможно.

Но это еще не конец, хотя едва ли только начало. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Воссоединение с Крымом 2 Украина в геополитическом контексте 2 Хроника. Эмоции 5 Быть или не быть России 5 Русская сеть 6 На запад!

Эмоции 10 Если нет лидера, стань им 10 О легальности и легитимности российского присутствия в Украине 11 Хроника. Эмоции 12 Императив суверенности в чрезвычайных обстоятельствах 12 Русская партия и украинские события 12 Геополитика смыслов 14 Хроника.

Эмоции 15 Это настоящая русская женщина. Жена настоящего русского мужчины. Россия и смерть 19 Хроника. Эмоции 19 Война с Россией в ее идеологическом измерении: Первая война Четвертой Политической Теории 23 Хроника.

Эмоции 23 Семантическая деменция — отличный диагноз Майдану подъем сильных эмоций, перекрывающий возможность Эмоции 24 Карты сданы, начинается битва. США на Януковича плевать. И на Россию плевать. России явно не плевать Битва за Новороссию 26 Либерализм как преступление 27 Хроника.

Эмоции 27 Слава русскому оружию и русским людям, вставшим за свой народ и свою землю. Это манифест Русской Вес Новый ракурс взгляда на Украину 28 Четвертый путь к русскому порядку 29 Хроника. Эмоции 30 Киевская хунта стремительно идет на попятный.

И с Евросоюзом ничего не подписано, и язык русский воз Сериал фатальных ошибок киевской хунты 31 Либерализм — ложь, которую необходимо вырвать с корнем 31 Реформа российского ТВ: Цвет фона Цвет шрифта. Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Украина в геополитическом контексте. Быть или не быть России. На пороге войны, которой не может быть.

Прогнозы и горизонты украинского фронта. На самой Украине тем временем. Эссе о будущих границах России и Европейской Революции.

+ Read More
1 2 3 4 5 6 7 8